"Мы готовы защищать себя"

Чрезвычайный и Полномочный Посол Сирийской Арабской Республики в Российской Федерации доктор Хасан РИШЕ беседует с политическим обозревателем "Правды" Александром ДРАБКИНЫМ.

— Прежде всего примите поздравления нашей газеты в связи с недавним важнейшим политическим событием в Сирии — общенациональным референдумом, по итогам которого президентом САР был переизбран Генеральный секретарь Партии арабского социалистического возрождения (БААС) доктор Башар Асад. Почему именно такая высшая форма демократического волеизъявления народа была реализована? А не обычные, традиционные для многих стран выборы главы государства? — В каждой стране свои порядки. В Сирии в соответствии с конституцией, которая была принята еще при президенте Хафезе Асаде в 1970 году в ходе реформ, определен трехзвенный порядок избрания высшего государственного руководителя: правящая партия — парламент (Народный совет) — референдум.

Такова конституционная норма, определяющая избрание президента на семь лет. Хочу подчеркнуть ее демократичность: если народ скажет "нет", процесс начинается сначала, рассматриваются другие кандидатуры.

Обращу ваше внимание, что президент Хафез Асад, с именем которого связано принятие нынешней конституции, совершенно справедливо считается в нашей стране великим президентом. Он много лет поддерживал прекрасные отношения с Советским Союзом, а потом — с Российской Федерацией, с его именем считались политики во всём мире. Когда он умер семь лет назад, руководство Партии арабского социалистического возрождения обсудило и поддержало кандидатуру будущего президента доктора Башара Асада и передало ее на рассмотрение парламента. Там кандидатуру единогласно одобрили.

В первый раз кандидатура доктора Башара Асада была предложена для голосования на референдуме 17 июля 2000 года. В 2007 году БААС внесла предложение его переизбрать на второй срок. 27 мая (по закону разрешается назначать референдум на 2—3 месяца раньше завершения легислатурного периода) состоялся второй референдум. И весь народ поддержал доктора Башара Асада.

В частности, практически единогласно проголосовали за президента сирийские граждане, живущие в России и других странах СНГ. У нас здесь диаспора очень большая. Мы организовали центр для голосования в Москве, а также еще семь центров в других городах России.

— Например, где?

— В частности, в Краснодаре. В странах СНГ, где нет сирийских посольств (Киргизия, Узбекистан, Казахстан), мы тоже создали такие центры — наши сотрудники специально туда выезжали при содействии Министерства иностранных дел РФ.

— И каковы были итоги?

— Более девяноста процентов граждан Сирии у нас в стране и за рубежом приняли участие в референдуме, из них 90,6 процента отдали голоса за доктора Башара Асада. Кому-то такая массовая поддержка президента может показаться странной. Но наш народ доверяет Башару Асаду, любит его. Народ видит, что он — толковый человек, который работает на благо своей страны, твердо держит в руках руль управления государством.

У нас сейчас очень тяжелое международное положение. Америка хотела изолировать Сирию, но ей это не удалось, потому что наша страна — в сердце мира, она служит мостом между Западом и Востоком, оказывает очень большое влияние на события в ближневосточном регионе. Влияние это, безусловно, есть следствие работы президента Башара Асада, который, хочу это особенно подчеркнуть, очень много делает для развития отношений с Россией.

При этом наш президент активно действует внутри страны. С его именем справедливо связывается строительство современной Сирии, проведение плодотворных реформ.

— Каких, например?

— Прежде всего скажу о подлинной революции в системе образования. Она затрагивает множество молодых людей — от школьников до выпускников высших учебных заведений.

— В Сирии высшее образование платное? — Частично. До сих пор государство поддерживает тех, кто хочет стать специалистом высшей квалификации. Но есть и частные университеты — там учатся те, кто хотел бы, например, заниматься медициной, но не смог поступить в государственный вуз. Если молодой человек не набрал нужной суммы баллов на экзаменах, он может поступить в частное высшее учебное заведение, где учат за плату.

У нас стремительно развивается школьное образование, всё больше молодежи идет в университеты. Отмечу здесь особое значение связей с СССР и Россией. Мы очень благодарны Советскому Союзу за помощь в подготовке преподавателей. Сейчас готовится визит в Российскую Федерацию министра образования Сирии, который подпишет договоры с целым рядом университетов о совместной работе по подготовке кадров. Для нас очень ценны, в частности, учебные программы МГУ, мы их широко используем у себя.

Поясню ситуацию одной цифрой. В Сирии более 35 тысяч тех, кто получил высшее образование в советских вузах (гражданских вузах, не считая военных). Я являюсь председателем ассоциации сирийских выпускников советских (российских) высших учебных заведений. 35 тысяч дипломированных специалистов для нашей небольшой страны — это немало.

— Вы учились в СССР? У вас прекрасный русский язык...

— Спасибо. Я учился в аспирантуре знаменитого во всём мире Ленинградского политехнического института. Защитил сначала кандидатскую, потом докторскую диссертацию. Горжусь тем, что стал почетным профессором Ижевского государственного технического университета (ИжГТУ). Мы в Сирии очень ценим давние связи, которые у нас сложились с МИИТом (Московским институтом инженеров транспорта), с МИФИ (Московским инженерно-физическим институтом), с МГУ, ЛГУ. Мы говорим с нашими российскими друзьями на языке дружбы. В мае вице-президент Сирии госпожа Наджах аль-Аттар побывала в России, она была гостьей форума "Диалог культур и цивилизаций в глобальном мире". Госпожа Наджах аль-Аттар сказала: "Когда агрессия начинает доминировать в отношениях людей и стран, чрезвычайно полезно вернуться к разумным доводам. Диалог цивилизаций и культур очень важен. Тем более он важен тогда, когда начинается серьезный кризис, способный стать началом войны".

Мы ведем с народом России постоянный дружественный диалог. Сирии близки заявления о том, что все народы мира должны иметь возможность свободно жить в соответствии со своими традициями, принимать участие в прогрессивном развитии человечества, вносить свой вклад в мировую культуру. Вернусь к референдуму, который превратился в общенародную проверку реформ президента Башара Асада, в том числе и реформ экономических.

Наша экономика стала открытой, что весьма положительно сказалось на ее эффективности. При этом открытость не означает движения по произвольным направлениям. Мы знаем, куда нам следует идти, где наша деятельность наиболее эффективна.

И здесь мы особенно большое значение придаем взаимодействию с Россией. Мы ценим российскую науку. Например, сельское хозяйство в Сирии очень активно развивается. И здесь огромное значение имеет сотрудничество с Россией в освоении новых технологий. Пример тому — ирригационные системы, в частности, на реке Евфрат, строительство которых началось еще при содействии СССР, а сейчас успешно развивается при помощи России. Евфратская плотина и ГЭС стали символом самого современного орошаемого земледелия и передовой энергетики.

Огромную роль играет энергетический комплекс рядом с Дамаском. Невозможно переоценить и сооружение железной дороги с помощью СССР (России), которая стала для Сирии поистине дорогой жизни.

Большие проекты реализуются сейчас в нефтегазовой отрасли. И там активно работают специалисты из России.

Для сотрудничества у нас есть все условия: давние, десятилетиями проверенные связи, отличные специалисты, устойчивая атмосфера дружбы, взаимного доверия.

Единодушную поддержку народа Сирии получила и внешняя политика президента Башара Асада. Он смелый человек и не боится противостоять Соединенным Штатам Америки — люди такое мужество ценят. Положение на Ближнем Востоке сейчас очень сложное. В Ливане, Иране, Ираке, в Палестине множество острейших проблем. Нарастает напряженность и вокруг нашей страны. В таких условиях быть лидером независимого государства, организовать его надежную защиту очень непросто. Президент Башар Асад с этой задачей блестяще справляется, он не поддается влиянию США и Израиля. Под его руководством страна поддерживает сопротивление империализму и готовится к борьбе за освобождение незаконно отторгнутых земель. Такую принципиальную политику весь наш народ одобряет и с огромным уважением относится к своему президенту. Я хотел бы вернуться к позиции России — она практически совпадает с нашей.

Такое взаимопонимание наших государств особенно важно в связи с тем, что ясно видно, как Соединенные Штаты всё быстрее двигаются по пути конфронтации со многими странами. В Вашингтоне ищут не пути к взаимопониманию, а предлоги для обострения на разных направлениях.

Говорят, что Америка выступает против экстремизма. Но это — только слова. Против экстремизма как раз борется наша страна вместе со своими друзьями. Мы — за диалог цивилизаций, за многополюсный мир. Мы верим в плодотворность интеграции цивилизаций. Мы верим в сотрудничество. В то же время мы защитим себя, если кто-то захочет захватить наши земли. Россия нас в этом поддерживает — это логично и справедливо. А главное — это и есть настоящая демократия.

То, что происходит в Ираке, наглядно подтверждает: нельзя экспортировать демократию, принести ее на солдатских ботинках. Демократия может родиться только в недрах своего народа, в сотрудничестве с другими странами. Такой подход Сирии Россия поддерживает, что мы оцениваем очень высоко.

В стратегическом партнерстве с Россией мы преодолеем все трудности. Наш президент Башар Асад посетил вашу страну дважды — в 2005 и 2006 годах. Эти исторические визиты знаменуют собой начало нового этапа отношений между двумя государствами. И я очень горжусь тем, что работаю сейчас в России в контакте с нашими стратегическими друзьями. Это не только чувства, но и осознание логики исторического процесса, логики видения мира нашими странами. Референдум подтвердил правильность такой позиции. Он был праздником всего сирийского народа. И не случайно кадры, рассказывающие об этом празднике, до сих пор повторяет телевидение — людям радостно это видеть.

— Господин посол, благодарю вас за подробный и яркий рассказ о важнейшем событии в жизни вашей страны. Однако жизнь состоит не только из праздников. Поэтому не могу не задать вам вопрос о недавнем решении Совета Безопасности ООН, который проголосовал за создание трибунала по делу об убийстве экспремьера Ливана Рафика Харири.* Россия, как известно, при голосовании воздержалась. Эта резолюция опирается на главу VII Устава ООН, которая предполагает применение санкций и военной силы против государств, признанных виновными в преступлении. Сирия в решении Совбеза не фигурирует. Однако, поскольку многие западные политики обвиняют в этом убийстве именно Дамаск, мало кто сомневается, что инициатива ООН есть акт давления на вашу страну. Вы согласны с такой оценкой ситуации? И как Сирия намерена не нее реагировать?

— Несомненно, это давление, наращивание давления на Сирию.

Но Сирия здесь ни при чем. Наша страна не имеет никакого отношения к убийству Харири. Она заинтересована в том, чтобы правда была установлена и весь мир узнал о непричастности Сирии к преступлению.

Сирия всегда сотрудничала с органами правосудия, которые расследовали это убийство. И мировые юридические авторитеты признавали, что это сотрудничество было очень эффективным.

Мы считаем, что отнюдь не весь ливанский народ приветствует создание трибунала, за который проголосовал Совет Безопасности ООН. Было бы гораздо лучше, если бы Ливан сам решил этот вопрос. А сейчас получается, что у Ливана нет суверенитета в раскрытии преступления, совершенного на его территории. Это очень плохой и ошибочный подход к делу.

Сирийские войска присутствовали в Ливане по просьбе ливанского правительства. Потом эти войска были выведены. И мы не вмешиваемся в ливанские дела.

У нас в Сирии есть закон, который реализуют независимые суды. Так что если вдруг окажется, что хотя бы один сирийский гражданин имел отношение к убийству Харири, к этому человеку будут применены меры в полном соответствии с нашим законом. И меры очень серьезные. Так что у Сирии нет проблем в связи с указанным вопросом.

— А чего добиваются ваши противники? Очевидно, без американцев здесь не обошлось.

— США хотят управлять Ближним Востоком. Этот регион очень богат газом и нефтью. Он очень важен с военной точки зрения. А Соединенные Штаты хотят управлять миром, использовать Ближний Восток в том числе и для нажима на Россию. Регион ведь близок к российским границам.

Поэтому Вашингтон периодически делает очень тревожные заявления. В частности, о том, что США намерены создать "Новый Ближний Восток" (под своим контролем, разумеется). Поэтому они и ведут сейчас войну в Ираке. Сирия была против нее. И сегодняшние результаты показывают, что мы были правы: нет стабилизации, нет демократизации в Ираке. Где эти красивые понятия? Сирия хочет, чтобы Ирак остался единым государством. Иракский народ сам должен решить свою судьбу. Мы поддерживаем наших соседей, хотим, чтобы у них жизнь наладилась.

Сирия не вмешивается ни в чьи дела. Сирия, подчеркну, никогда не поддерживала терроризм — наша страна сама настрадалась от террора. Мы против американских попыток решить все проблемы по-своему — наш суверенитет фундаментально важен. Поэтому, возвращаясь к уже сказанному, диалог цивилизаций имеет принципиальное значение для нас. А Соединенные Штаты идут по пути столкновения цивилизаций — это их цель, и они ищут предлоги для такого столкновения.

Сирия — миролюбивая страна. Правда, что мы хотим освободить Голанские высоты — это наша земля. Мы хотим справедливого решения палестинской проблемы. Мы не хотим войны в Ливане, хотим, чтобы эта страна была единой всегда.

Мы открыты для диалога. Но мы не слабы. Мы готовы защищать себя и будем защищать себя. И никогда не откажемся от намерений правильно решить все проблемы, связанные с ситуацией в регионе.


*14 февраля 2005 года в центре Бейрута был убит один из богатейших людей Ближнего Востока, бывший премьер-министр Ливана Рафик Харири. Многие западные политики возложили ответственность за это убийство на Дамаск, поскольку Харири был известен своими антисирийскими настроениями.


Александр ДРАБКИН