Есть такая партия!

Хроника 1917-го

ИЮНЬ 1917 ГОДА. Россией управляет обновленное Временное правительство. Но включение в его состав эсеров и меньшевиков не исправило общей ситуации. Империалистическая бойня продолжается. Хозяйственный механизм государства полностью разлажен. Россия неумолимо сползает к той фазе экономического кризиса, который ясно и ёмко выражался одним словом — разруха. Недостаток продовольствия усугубляется острой нехваткой топлива и товаров первой необходимости. Тяжесть положения приходится признать даже силам, близко стоящим к правящим кругам. Из либеральной газеты "Русские Ведомости" от 3(16) июня 1917 г.: "К концу третьего года войны признаки истощения стали обозначаться с угрожающей быстротой... Недостаток топлива вынуждает к сокращению и без того слабой работы наших фабрик, а уменьшение производительности фабричного труда... начинает также принимать угрожающие размеры". Тревогу бьют и лидеры крупного капитала. "Новое Время" 2 (15) июня сообщает: "Конференцией промышленников Юга России представлена докладная записка Временному правительству о тяжелом положении промышленности Донецкого и Криворожского районов, имеющих огромное значение для обороны страны... Положение весьма близко к промышленной анархии... Совершенно очевидно, что мы идем к полному промышленному развалу, остановке предприятий, безработице и отсутствию топлива, металлов и соответствующему отсутствию необходимых предметов потребления..."

Народ бедствовал, рабочие и крестьяне в солдатских шинелях погибали на фронте от пуль и снарядов, а их дети и жены умирали с голоду в тылу. Капиталисты же тем временем набивали карманы золотом и отказывались в условиях безудержного роста цен повышать трудящимся зарплату. В газете "Русские Ведомости" от 2 (15) июня профессор И.М. Гольдштейн, размышляя над вопросом, "грозит ли нашей промышленности крах", признаёт: "Я... нисколько не оправдываю чрезмерно высокой прибыли как многих русских акционерных компаний, так и в особенности всякого рода товариществ и единоличных предприятий, доходы которых вызваны нередко бесконечными спекулятивными взрывами цен... Стоящее накануне банкротства и живущее лишь при помощи бесконечных выпусков миллиардов новых бумажек государство при катастрофическом, как мы видим.., падении курса рубля и не менее катастрофическом падении курса наших иностранных займов сможет также мало помочь миллионам безработных рабочих, которые неизбежно появятся". Но судьба рабочих его не слишком беспокоит, и он предлагает выбираться из пропасти за их счет: "Я думаю, что если уж отнимать "сверхприбыль" в таких случаях, то она должна безусловно идти в казну, а никоим образом не в руки рабочих данных предприятий... Я думаю.., что если теперешняя тактика массы несознательных рабочих, не понимающих, что без быстрого развития крупной промышленности Россия должна остаться нищей страной, и отказывающихся, ввиду этого, от наивозможного усиления интенсивности и производительности труда, не изменится.., то нашей крупной промышленности угрожает уже в ближайшие месяцы неизбежный крах... Вот к какой пропасти ведут рабочий класс крайние лозунги..." Одним словом, либерально-буржуазная профессорская обслуга капитала установила главную причину голода и разрухи — "непонимание" рабочими своей "ответственности перед обществом". Рабочий класс в очередной раз призвали голодать и умирать, наращивая при этом "интенсивность и производительность труда". При таком отношении к собственному народу дорвавшейся до власти буржуазии социалистическая революция в России была неизбежна Над Россией со всей очевидностью нависла еще одна смертельная опасность. Экономический кризис и бездарная политика правительства обострили межнациональные противоречия. Этим воспользовалась местная националистически настроенная буржуазия, оказавшаяся у власти в регионах и взявшая курс на сепаратизм. Из газеты "Русские Ведомости" от 1(14) июня о событиях на Украине: "За последнее время значительно обострился национальный вопрос, и некоторые группы уже выставляют требования о немедленном и полном отделении Украины от России, причем Центральная Рада должна объявить себя временным украинским правительством... Нельзя не протестовать против той формы решения вопроса, которую предлагают наиболее крайние украинские группы... Ведь всё государство, а не одно местное население вкладывало свой труд и свои деньги, а иногда и свои жизни ради благосостояния этих частей. Ведь Новороссия, населенная теперь преимущественно украинцами, была отвоёвана от турок не одними украинцами, а всеми нами... Вся Россия... несла жертвы.., чтобы открыть себе доступ к Черному морю, а теперь этот доступ был бы вновь отрезан от России, если бы Украина превратилась в независимое государство".

Перед угрозой надвигавшейся общенациональной катастрофы большевики разработали ясную, простую, но действенную программу: установление рабочего контроля над производством и распределением, над монополистическими объединениями и банками, обнародование сумм сверхприбылей, создание рабочей милиции, введение всеобщей трудовой повинности и т. п. Только такими революционными мерами можно было сломить саботаж капиталистов, покончить со спекуляцией, преодолеть голод. От рабочего класса требовался исторический подвиг. Ему предстояло продемонстрировать всю свою классовую сознательность: не быть беспомощным стадом, ведомым на убой, а взять судьбу Отчизны в свои руки.

В начале июня в Петрограде собрался I Всероссийский съезд Советов. Как известно, в Советах большинство в то время принадлежало эсерам и меньшевикам. Накануне, в мае, мелкобуржуазные социалисты вошли в состав Временного правительства, фактически предав интересы рабочего класса. Один из лидеров меньшевиков — Церетели, только что получивший пост министра, в своем выступлении на съезде призвал "усилить поддержку Временному правительству со стороны Советов, энергичнее помогать ему укреплять дисциплину и боеспособность армии.., прекратить "самоуправство" на местах". Делегатка съезда большевичка С. Шульга вспоминала: "Дорогой черный костюм, ораторская поза, театральные жесты, в голосе величавость: Церетели очень горд своим министерским постом... "В настоящее время, — безапелляционно заявляет он, — в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займём ваше место".

Зал притих... И вдруг: "Есть такая партия-"

Это было потрясающе. Возглас Ленина... прозвучал так, что присутствующие на съезде нутром почувствовали в нём голос сотен тысяч рабочих, солдат и крестьян, которые хотят идти за такой партией, чтобы во главе с такой партией ринуться в бой за решение давно назревших коренных дел их жизни... И хотя Ленину потребовалось всего несколько секунд, чтобы произнести свои исторические слова, впечатление от них было настолько велико, что от грома аплодисментов многих делегатов съезда, от полного оцепенения и замешательства всех ярых противников большевизма как-то сразу потерялась мера времени... Оглядываю зал. В середине, на левой стороне от президиума, — делегация большевиков. Ленин спокойный, сосредоточенный... У всегда ровного, выдержанного Свердлова задористым весельем горят глаза. Наклонившись к уху Крыленко, что-то шепчет Дзержинский. Приглаживая усы, иронически смотрит на президиум Сталин... А меньшевики, эсеры растерялись. Ёрзают в президиуме испуганные реакцией зала, растерянные руководители съезда".

— За такую партию горой встанут, — говорит кто-то рядом со мной. — За такой партией пойдут".

Большевики во главе с В.И. Лениным смогли остановить национальную катастрофу. Осуществленная под руководством партии большевиков Октябрьская социалистическая революция спасла мир, спасла Россию, превратила её в великую державу — Союз Советских Социалистических Республик. Почему 90 лет назад народ России смог совершить этот исторический подвиг? Почему народ поверил Ленину, руководимой им партии и пошел за ними? Потому что это была по-настоящему революционная партия, опиравшаяся на массы трудящихся, вооруженная самой передовой революционной теорией. Потому что большевики были честны и неподкупны, боролись не за себя, а за людей и страну, потому что были уверены в своей исторической правоте.

Сегодня наша страна снова переживает тяжелейший кризис. Возникла угроза самому её существованию. Кому доверить судьбу России? Буржуазным перевёртышам из "единых" и "справедливых", которые протащили бесчеловечный закон о монетизации, чудовищный Жилищный кодекс и т. п.? Нет! А значит, перед партией коммунистов стоит не менее грандиозная задача, чем 90 лет назад. Только КПРФ не на словах, а на деле защитит интересы трудового народа. Коммунисты имеют все основания снова сказать: есть такая партия.



Елена КОСТРИКОВA