ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЁТ

Выпускник Красноярского сельскохозяйственного института Валерий Яковлевич ГЛАДЧУК прошел путь от бригадира овощеводческой бригады до директора совхоза, управляющего трестом "Овощепром". В настоящее время он член бюро Красноярского крайкома КПРФ и председатель краевого союза садоводов. С ним мы и ведем разговор о судьбах красноярского села.

- КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ в советское время был не только регионом с мощным промышленным потенциалом, - рассказывает В.Я Гладчук.- Здесь создали развитый агропромышленный комплекс: по новейшим технологиям построили птицефабрики, свинокомплексы, откормочные комплексы крупного рогатого скота.

В 1990 году на душу населения в крае было произведено и реализовано 75,5 кг мяса, 389 литров молока, почти 400 штук яиц. Сегодня потребление мяса в крае составляет 40 процентов от медицинских норм, молока - 51 процент.

В 1990 году в Красноярске начали возводить гормолзавод № 3.

Уже были готовы корпуса, даже закупили итальянское технологическое оборудование для производства детских молочных продуктов. Спроектировали и уже начали получать технологическое оборудование для Сосновоборского овощеконсервного завода.

На нем планировалось перерабатывать 60 тысяч тонн картофеля, 40 тысяч тонн овощей и 12 тысяч тонн плодов и ягод местного производства. Из 27, 5 млн. условных банок питания 14 млн.- детское питание. Эта продукция разрабатывалась по лучшим технологиям: отечественной и итальянской.

- Новый завод - в новом городе - Размещение этого предприятия в Сосновоборске не было делом случая. В городе строился завод автомобильных прицепов работа для мужчин. А вот это производство давало почти 2000 рабочих мест для женщин, причем здесь требовались высококвалифицированные специалисты. Всё было рассчитано до мелочей. Сырье должно было поступать из совхозов и личных хозяйств. Особая ставка делалась на ягоды и фрукты, выращенные в пригородных совхозах.

Такая продукция не имела бы аналогов. Всё дело - в уникальных свойствах сибирских культур.

Сибирская ранетка имеет больше активных полезных элементов питания. По содержанию пектина скромной сибирячке нет равных в мире! Мы планировали развернуть специальное пектиновое производство, ориентированное на экспорт. В свое время в Хакасии работал специальный совхоз по производству семян дикой ранетки: она основа всех культурных сортов яблонь в мире.

Примером для других был овощеводческий совхоз "Красноярский" с 30 гектарами стеклянных зимних и 28 гектарами пленочных теплиц, 500 гектарами оросительной системы - всё работало по новой технологии. Это хозяйство производило 23,5 тысячи тонн овощей в год, из них около 17 тысяч отправлялось за пределы края.

Мы в достатке снабжали овощами Норильск, Эвенкию, Таймыр, а также Тихоокеанский флот. Намечалось строительство нового тепличного комбината в пригороде Красноярска: 42 гектара зимних теплиц, 60 гектаров пленочных теплиц: это 28 тысяч тонн ранней овощной продукции и 9 тысяч тонн - осенней и комплекс по выращиванию шампиньонов мощностью 2 тысячи тонн в год.

Такой могла быть мощность Солонцовского комбината. Тут же планировалось разместить переработку. Мы заключили с авиапромом договор на поставку в наш край шести перерабатывающих заводов.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР определило четкие сроки ввода этого комплекса - 2004 год.

- Что было дальше, легко представить: наступало "особое" время.

- Да, тут грянули "либеральные реформы". На всех планах, на всем, что успели сделать, поставили крест. Для красноярцев это стало прерванным полетом, оборванной на полуслове песней Начался кошмарный сон.

Переработчики сырья посчитали, что обойдутся и без нас: лучше закупать мясо в Румынии, Китае, других государствах. Пошли по этому пути, забыв истину: "За морем телушка - полушка, да рубль перевоз".

Наши перерабатывающие заводы были уничтожены. По этой схеме прекратил существование мясокомбинат "Зубр". Были разрушены молокозаводы. Мы потеряли не только производство, но и квалифицированные кадры.

Переработку отделили от сельского хозяйства, хотя это - единый организм.

- Может, вы преувеличиваете, Валерий Яковлевич? В красноярских магазинах - огромный выбор продуктов. На колбасах, сырах, упаковках молочных продуктов томские, омские, алтайские этикетки - В том-то и дело. А где красноярские? Их мало! Поскольку мы сначала отделили переработку от производства, а потом потихоньку ее загубили.

"Черной дырой" сельское хозяйство стало именно благодаря усилиям горе-реформаторов.

В Красноярском крае на 1 января 1990 года убыточным был только один колхоз из 429 хозяйств. В колхозе "Труженик" Тюхтетского района убытки составляли 147 тысяч рублей в год. Сегодня в крае 87 процентов убыточных хозяйств. Даже такие флагманы советского периода они и сейчас таковыми остаются, - как ЗАО "Искра", "Назаровский", "Таежный", при сложившемся отношении власти к проблемам села чувствуют себя не очень уверенно.

- Каковы же результаты "реформ"?

- По крупному рогатому скоту край скатился к показателям 1927 года. Очень развитым у нас было овцеводство. Сегодня овец столько же, сколько их было в 1749 году! По остальному поголовью краевые показатели остались на уровне довоенного периода. Падение продолжается. Из 3 миллионов гектаров красноярской пашни 1 миллион вышел из оборота.

Поля заросли "сибирским хлопком" - так селяне называют сорняк осот, у которого семена упакованы в хлопья пуха. Поэтому не удивляйтесь, что огурцы на красноярских прилавках - из Братска, Кемерова, Барнаула. Между тем наш тепличный комбинат был флагманом в Восточной Сибири. Он давал устойчивые высокие урожаи, из года в год награждался переходящими Красными знаменами ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС.

В Ачинском районе был построен крупнейший в России Малиновский свинокомплекс буквально рядом с Ачинским мясокомбинатом. На одном из краевых заседаний я предложил: давайте откажемся от строительства метро в Красноярске, а проложим тоннель от свинокомплекса к мясокомбинату - свиньи сами пойдут на забой. Больше толку будет. Теперь и метрополитена нет, и проблемы нет, потому что развален сам Малиновский свинокомплекс.

Уничтожен Первоманский свинокомплекс на 54 тысячи голов.

Сегодня здесь помаленьку восстанавливают хозяйство - содержат 3-4 тысячи свиней, но если двигаться такими темпами, то прежние масштабы будут достигнуты очень не скоро.

- Красноярцы добрым словом вспоминают продукцию, которая была без химии, пестицидов - Наши овощи, особенно выращенные зимой, были крайне востребованы, и за эту продукцию строго спрашивало краевое руководство. Всю зиму в магазинах Красноярска был зеленый лук, для выращивания которого мы закупали в Средней Азии 1,5 тысячи тонн мелкого лука-репки. Красноярские ученые разработали, а мы внедрили специальную технологию обогащения лука ионами йода. И хотя в те годы такое дело приносило нам почти 2 миллиона рублей ежегодных убытков, производство не останавливалось. Дело не в прибыли, а в здоровье людей.

Специализированные овощеводческие хозяйства прекратили существование. Особенно больно за флагман - совхоз имени 60-летия СССР, награжденный орденом Трудового Красного Знамени.

Здесь впервые на красноярской земле производство овощей было поставлено на промышленную основу. По его пути пошли другие хозяйства. У нас было 16 специализированных совхозов, 4 питомника, в которых выращивались саженцы для населения. Эти питомники полностью уничтожены. Но и этого "реформаторам" мало. Сегодня в крае идет масштабное уничтожение государственных сортоиспытательных участков. На что замахнулись? Вдумайтесь: 1920 год, только что закончилась Гражданская война, а Ленин подписывает декрет о создании государственной сети сортоиспытательных участков. В годы Великой Отечественной войны, как бы ни было трудно, в крае не прекращал работу самый северный в мире Туруханский сортоучасток. За Полярным кругом! С его помощью сельскохозяйственные культуры продвигались на Север. И только "реформы" уничтожили его. В крае пока остался только Шушенский специализированный овощной сортоучасток. В Красноярске, Ачинске, Назарове, Канске таких участков теперь нет.

- Но есть еще и четко отрежиссированная процедура уничтожения совхоза. Как это происходит?

- Сценарий уничтожения тепличного хозяйства был прост.

Здесь производство - особое, требующее большого количества энергоносителей. Если в январе посадить огуречную рассаду в расчете на то, чтобы к Дню Советской Армии получить свежие огурцы, надо на один квадратный метр потратить 300 кВт. ч. электроэнергии. Сколько надо затратить на 30 гектаров, представляете? Раньше 35 процентов затрат брало на себя государство. Так же и с теплом. Но тарифы растут так, что никакой бюджет за ними не угонится. В результате совхоз задолжал "Красэнерго" 19 миллионов рублей. Но это долг не совхоза, а государства, которое перестало его дотировать. Арбитражный суд признал, что это несправедливо, но нет, понимаете, договора между правительством РФ и совхозом. И хозяйство становится банкротом.

- В советское время такого просто быть не могло - Что вы! Я расскажу один малоизвестный эпизод. Ко мне в хозяйство приехал министр энергетики СССР Пётр Степанович Непорожний. Посмотрел хозяйство, похвалил. Потом спрашивает: что тебе надо? Ничего не надо, отвечаю. Среди гостей был первый секретарь крайкома А.А. Кокарев, который подсказал: "Валерий Яковлевич, лови момент! У тебя, когда строили Красноярскую ГЭС, забрали земли. Это надо хоть как-то компенсировать. Себестоимость киловатта - 0,1 копейки. А ты платишь копейку!" Непорожний сразу понял намек и тут же на моей спине подписал бумагу следующего содержания: "Платить тепличному комбинату по 0,1 копейки за киловатт!" И сказал: "Храни, пока я буду министром!" Любой государственный деятель советского времени понимал, что сельскохозяйственное производство, особенно тепличное, без дотаций не проживет. От того, что мы платили за электроэнергию по заниженным тарифам, никто не пострадал. Но мы поставляли качественную продукцию, у нас было 1200 рабочих мест. Мы создали специальное СПТУ, которое каждый год выпускало 100 работников теплиц, сантехников, электриков. Они же и приходили работать на наш комбинат. Сегодня все теплицы порезаны автогеном, сданы в металлолом в счет погашения долгов. Все рабочие уволены. Комбинат уничтожен.

Кстати, о кадрах. Сегодня их на селе очень мало. Я окончил в 1963 году Красноярский сельхозинститут. Сегодня у него статус агроуниверситета, готовит больше специалистов, но в село едут работать единицы.

- И что, никакого просвета?

- Как сказать Освободившуюся нишу заполнили китайцы.

Ничего не скажу о них плохого это великие труженики. Работают от зари до темна, даже ночуют в теплицах. Они семена огурцов и помидоров за пазухой носят прогревают. Это овощеводы от бога. Но они используют генную инженерию. Результат: плоды красивые, крупные, а семена в них - невсхожие. Такая продукция особенно опасна для мужчин в возрасте до 30 лет.

Нелишне заметить, что красноярские китайцы собственную продукцию не употребляют. Для себя у них - отдельные теплицы.

Выращиванием капусты, свеклы занимаются нахлынувшие в край мигранты из Средней Азии, но качества их продукции тоже никто не контролирует.

В Красноярском крае 358 тысяч садовых участков на 48 тысячах гектаров. 550 тысяч красноярцев с ранней весны до поздней осени на электричках, автобусах, пешком, на личном транспорте добираются на свои "шесть соток".

Энтузиасты! Они выращивают ежегодно 120 тысяч тонн картофеля, 68 тысяч тонн овощей, 24 тысячи тонн ягод, 20 тысяч тонн плодов. Но этот потенциал почему-то к агропромышленному комплексу не относится. Наоборот, и он стал очередной мишенью для разрушителей.

Садоводы беспомощны и беззащитны. Их домики разворовывают. Сборщики металла снимают всё что можно: электропровода, крыши, насосы, трубы, вилки, кастрюли и ложки. В открытую на автокранах, которые в народе уже прозвали "воровайками", разъезжают по садовым массивам в поисках добычи. А наш президент уже в четвертый раз отказывается подписать закон, упорядочивающий операции с металлоломом.

Хотя даже "единороссы" согласились, что проблема есть.

- Ну а как вы, председатель краевого союза садоводов, оцениваете "дачную амнистию"?

- Это, извините меня, полная фигня! Там заложены мины замедленного действия, и они скоро рванут. Первая: дали амнистию тем садоводам, которые пользуются землями без документов до 29 октября 2001 года. А что делать тем, кто пользуется участком после этой даты? Если уж амнистия, то всем! Мина вторая: ничего не решается с брошенными участками. Их сейчас много в каждом товариществе. Раньше такого не было. Отказался человек от участка - на его место находится масса желающих. Сегодня движением участков управляет не товарищество, а чиновники. Надо идти на поклон к главе администрации территории. Вот, скажем, на территории пригородного Ельяновского района 285 тысяч садовых участков. Если глава района оставит все основные дела и будет ежедневно по 10 часов принимать садоводов, то за срок созыва он не справится с потоком просителей.

А решает только он. Почему вопросы купли-продажи участков решают в обход правления товарищества? Это тоже "дачная амнистия"?

Мина третья: новая система земельного налога. Ни правительство, ни Госдума не упорядочили методику земельного налога. Она одинакова что для Черноземья, что для Крайнего Севера, что для Подмосковья. А только у нас в крае шесть климатических зон!

- Так неужели ничего положительного в сельском хозяйстве края не осталось?

- Почему же! Акционерные общества "Красный маяк", "Искра", "Солгонский", "Назаровский" остаются флагманами благодаря мощной базе, созданной в советское время . Бархатовская птицефабрика, несмотря на то, что ее усиленно пытаются передать в частные руки, пока держится. Они в смутное время "реформ" устояли, так как смогли организовать переработку своей продукции . Совхоз "Назаровский" сегодня имеет собственное мукомольное предприятие, мясокомбинат. Занимаются переработкой и другие хозяйства. Без комплексного решения задач дальше работать нельзя.

Селу нужны крупные финансовые вложения, а не такие, которые обозначены в нацпроекте, - хотят этого наши правители или нет.

АЛЕКСАНДР КОЗЫРЕВ