Рукопожатие через годы

Доктор исторических наук, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посол Олег РАХМАНИН отвечает на вопросы "Правды"
- Олег Борисович, в преддверии государственного визита Генерального секретаря ЦК Компартии Китая, Председателя КНР Ху Цзиньтао в Москву китайские товарищи широко и торжественно отметили столетие со дня рождения видного деятеля коммунистического движения товарища Чэнь Юня. Некоторые ваши коллеги полагают, что эти торжества, в которых принимали участие высшие руководители КПК и КНР, были несколько неожиданными. Вы разделяете эту точку зрения?
- Пожалуй. Мне тоже так показалось.
- Говорят, что Чэнь Юнь, много лет работая в руководстве КПК, был всегда последовательным и неизменным сторонником сближения наших партий и государств. И торжества в связи с его столетием есть своеобразный жест дружбы на линии Пекин-Москва. Это так? Или, может быть, здесь просто случайное совпадение?
- Проработав шестьдесят лет на китайском направлении, могу однозначно заявить: случайных политических акций в Китае не бывает. Особенно когда в них принимает участие высшее руководство партии и государства.
Что же касается ориентации товарища Чэнь Юня, то она точно определена на прошедшем в Москве торжественном заседании, посвященном его столетию,- это юбилей большого друга нашей страны. На мой взгляд, правильнее было бы сказать - большого друга СССР, да времена сейчас другие. Хорошо уже и то, что память о прошлом жива.
Напомню, кстати: в начале восьмидесятых годов Чэнь Юнь был одним из немногих тогда политиков, которые считали необходимым активно восстанавливать контакты между нашими партиями и государствами, собирать разбросанные камни. А учитывая его авторитет Чэнь Юня не случайно называли "совестью партии",- такая позиция имела большое значение.
- Он действительно крупная политическая фигура?
- Чтобы не быть голословным, сошлюсь на архитектора китайских реформ Дэн Сяопина. Хотя Дэн был старше Чэнь Юня, но он, не стесняясь, говорил: "Надо посоветоваться с товарищем Чэнь Юнем".
И ездил советоваться даже тогда, когда Чэнь Юнь уже прихварывал и от активных дел отошел.
- Олег Борисович, ваши коллеги полагают, что вы сейчас единственный из российских китаистов, кто знал Чэнь Юня лично. Это так?
- Похоже. Познакомились мы еще в 1946 году.
- Вот и расскажите о нем поподробнее...
- Товарищ Чэнь Юнь был одним из немногих руководителей КПК, который пришел в революционное движение из рабочего класса. Это важно.
- Уточню вопрос: кто из советских коммунистов оказал на юбиляра наибольшее влияние?
- На этот вопрос я не могу ответить с исчерпывающей полнотой. Но кое-что скажу.
В 1925-1926 годах Чэнь Юнь под псевдонимом "товарищ Ляо" был одним из организаторов знаменитого шанхайского восстания. Тогда он познакомился с настоящим большевиком Михаилом Иосифовичем Сладковским. Подполье, конспиративные явки, постоянная опасность, вера в коммунистическое будущее сблизили этих людей. Их встреча через 20 лет в Маньчжурии была очень теплой.
Немного о Сладковском. Он дол-го был на партийной работе, потом перешел на научную - стал первым директором академического Института Дальнего Востока, членом-корреспондентом Академии наук СССР. Это был подлинный коммунист и выдающийся ученый.
В 1935-1937 годах Чэнь Юнь учился в Москве, будучи одновременно членом делегации ЦК КПК в Коминтерне. Тут-то он и получил счастливую возможность, как говорится, горстями черпать бесценный опыт мирового коммунистического движения. Это очень помогло ему в будущем: когда в 1937 году Чэнь Юнь вернулся в Китай, он сразу же был назначен заведующим организационным отделом ЦК КПК, одновременно при этом руководя финансово-экономической работой в партии. Не каждому удается совместить качества парторганизатора и экономиста. А в 1946 году он один из руководителей северо-восточного бюро КПК в Маньчжурии.
- Маньчжурия тогда имела особое значение для победы коммунистов в гражданской войне...
- Конечно. Я по этому поводу даже докторскую диссертацию защитил - она была трижды издана в форме монографии "Роль Советского Союза в создании Маньчжурской революционной базы".
Именно в Маньчжурии я с Чэнь Юнем и познакомился.
Тогда там, в частности, велись переговоры о передаче КПК трофейного японского оружия и снаряжения, захваченных во время Второй мировой войны Красной Армией. С китайской стороны этими делами, в частности, занимался Чэнь Юнь. И хотя никаких договоров не подписывалось, все делалось на доверии, тем не менее он набрался тогда большого хозяйственного опыта.
Несколько слов о Маньчжурии.
Важные демократические преобразования в ее освобожденных районах трудно переоценить. Здесь зарождался политический и экономический аппарат будущей Китайской Народной Республики. В условиях Маньчжурской революционной базы кадры коммунистов проходили школу хозяйствования, демократических преобразований, опираясь на мощный государственный сектор - экспроприированную промышленность. Партийные организации КПК, народно-демократические власти Маньчжурии широко использовали опыт Советского Союза в проведении социально-экономических новаций. Маньчжурский период помог Чэнь Юню научиться совмещать ответственную партийную работу и финансово-хозяйственную деятельность. В разные годы он избирался заместителем Председателя ЦК КПК, членом Политбюро, Председателем центральной комиссии советников (своеобразного "мозгового штаба" партии), Председателем Центральной комиссии по проверке дисциплины (в известной мере аналога нашего Комитета партийного контроля). Был он и заместителем Председателя правительства КНР, министром тяжелой промышленности, министром торговли...
- А теперь давайте чуть подробнее поговорим о праздновании столетия.
- В Китае праздновали его широко. На торжественном заседании в Пекине Генеральный секретарь ЦК КПК Ху Цзиньтао особо подчеркнул, что всю свою жизнь товарищ Чэнь Юнь посвятил борьбе за национальное освобождение китайского народа, развитие социализма с китайской спецификой, он имеет исторические заслуги перед партией, перед народом. Товарищ Чэнь Юнь прожил великую, блестящую жизнь!
Такая оценка руководством партии одного из когорты революционных борцов означает, на мой взгляд, четкий сигнал китайскому народу и коммунистам во всем мире: КНР не намерена отказываться от своего боевого прошлого и социалистического настоящего, там чтут создателей великой страны, боровшихся за социализм под красным знаменем.
- А как у нас восприняли этот сигнал?
- У нас в президентском зале Российской академии наук Общество российско-китайской дружбы провело торжественное заседание. Открыл его почетный председатель общества академик Тихвинский, доклад сделал директор Института Дальнего Востока академик Титаренко. Прибыла авторитетная китайская делегация - в нее входил и сын Чэнь Юня, глава Банка развития КНР Чэнь Юань.
Разговор был очень интересным.
Думаю, что обращение к истории коммунистического движения, к яркой фигуре одного из видных деятелей китайской революционной борьбы и социалистического строительства имеет огромное значение. И особенно накануне визита в Россию Генерального секретаря ЦК КПК, Председателя КНР товарища Ху Цзиньтао. Я приветствую этот визит и, пользуясь случаем, хочу выразить уверенность в том, что наша дружба будет крепнуть. Не только потому, что сегодняшние Россия и Китай нуждаются друг в друге. Но и потому, что дружба эта выковывалась в совместной борьбе за социализм под революционным красным знаменем.

АЛЕКСАНДР ДРАБКИН