Всегда оставался правдистом.

Михаил Александрович гордился званием - правдист. В этом звании он был официально утвержден постановлением редколлегии "Правды" от 13 мая 1932 года, где говорилось: "Зачислить т. Шолохова постоянным сотрудником "Правды". Это было признанием его боевой публицистики, с которой он выступал весной предыдущего года на страницах "Правды" по животрепещущим вопросам колхозного строительства. Позднее "Правда" начала публиковать главы из романа "Поднятая целина".
НО ЕЩЕ РАНЬШЕ, в 1928-м, газета поддержала молодого писателя рецензией А.С. Серафимовича на его роман "Тихий Дон" и письмом группы советских писателей (А. Фадеев, В. Ставский и др.), выступивших против клеветнических обвинений М. Шолохова в том, что в "Тихом Доне" он якобы использовал чужую рукопись. А когда в Париже белоэмигранты выпустили перевод "Поднятой целины" с намеренным искажением, дабы придать роману антисоветский оттенок, в "Правде" с убийственным сарказмом на них обрушился известный публицист Д. Заславский.
Вскоре газета печатает корреспонденцию из Вешенской о том, как достойно выдержал Шолохов партийную проверку во время "чистки", доказав свою моральную и политическую чистоту.
В октябре 1934 года, вскоре после I съезда советских писателей, "Правда" предоставляет Михаилу Александровичу трибуну для размышлений о призвании художника. Каждый писатель, по его мнению, должен работать на пользу партии и рабочего класса.
1935 год. Газета рассказывает о пребывании Шолохова за рубежом, о его беседах с английскими и французскими писателями, в которых он с гордостью заявил, что нигде в мире писатели не пользуются такой народной любовью, как в Советском Союзе. И что число читателей в нашей стране выросло после революции в 100 раз!
В 1939-м "Правда" печатает главы из четвертой книги "Тихого Дона", а в 1940-м публикует рецензию на завершенный роман, называя его классикой советской литературы, что нашло подтверждение в присуждении "Тихому Дону" Сталинской премии первой степени. Это было в 1941-м, перед самой войной. А когда она уже разразилась, "Правда" опубликовала отклики на роман американской печати. Подчеркивалось, что "теперь, когда в России идет великая борьба, книга Шолохова приобретает особое значение..." С первых дней войны Шолохов - военный корреспондент "Правды". Он шлет в редакцию волнующие свидетельства мужества поднявшегося на борьбу народа. С огромной силой звучит голос писателя в очерках, исполненных горячей любви к Родине и ненависти к врагу, этой "банде бестий и висельников... под черным знаменем с раскоряченной фашистской свастикой".
Нельзя не отметить, что каждая публикация Шолохова в "Правде" становилась событием не только для читателей на фронте и в тылу, но и для самих правдистов.
Вот как было в редакции в ночь на 22 июня 1942 года, когда шла подготовка специального номера, посвященного первой годовщине начала Великой Отечественной войны. Пять полос было уже сверстано, лишь одна - третья - оставалась пустой. Ждали обещанного Шолоховым материла. Секретариат на всякий случай страхует полосу другими статьями. Но Шолохов появляется вовремя. Он принес свой рассказ "Наука ненависти". И, по воспоминаниям правдистки Л.Е. Пишениной. "долго не гас огонь в кабинетах редакции в эту ночь. Никто не уходил домой, не прочитавши шолоховский рассказ".
И 8 мая 1943 года, по тем же воспоминаниям:
"У газетных киосков Москвы - длиннющие очереди. "Правду" берут нарасхват. И, прежде всего, открывают страницы, на которых помещен отрывок из романа "Они сражались за Родину". Несколькими днями позже в редакцию хлынул поток писем с фронтов. Командиры, бойцы сообщают: номера "Правды" с главами "Они сражались за Родину" солдаты зачитывают до дыр, хранят в своих полевых сумках, как самое дорогое".
Дружба писателя с "Правдой", закаленная военным лихолетьем, становилась все теснее в послевоенные годы. Каждый раз, приезжая в Москву, Шолохов непременно заходил в редакцию. Приносил что-нибудь из написанного для публикации. Легко и охотно заводил беседы, как равный с равными, никому и никогда не давая почувствовать исключительности своего положения.
Среди особенно уважаемых им правдистов был Юрий Борисович Лукин - один из первых редакторов его сочинении, чуткий к языку писателя, глубоко понимавший Шолохова и бравший его под защиту от разного рода вульгаризаторов. Он был не только автором многих статей и монографий о Шолохове, но и принимал участие в экранизации "Тихого Дона", "Поднятой целины" и "Судьбы человека" как сценарист и редактор. Писателя и журналиста связывала крепкая дружба с начала 30-х годов...
Очень трогательно относился Михаил Александрович и к уже упомянутой Любови Ефремовне Пишениной, пришедшей в большую журналистику из сельских корреспондентов. Ее приход в "Правду" в 1939 году совпал с публикацией глав из заключительной книги "Тихого Дона", которые она вычитывала со свежеоттиснутых полос как дежурная по номеру. Общение в редакции переросло потом у них в дружбу семьями. На одной из встреч она прочла стихотворение И. Бунина "Листопад" ("Лес, точно терем расписной..."). Шолохов был восхищен. И сказал, что, к сожалению, плохо знает поэзию Бунина, больше его прозу читал.
А от шолоховского друга-правдиста Кирилла Потапова я слышал, что Михаил Александрович не просто читал, а знал наизусть целые страницы бунинской прозы. Кирилл Васильевич Потапов, сотрудник литературного отдела, тоже был очень близок писателю. И когда Потапов уже не работал в редакции, уйдя на пенсию, Михаил Александрович обратился в нашу парторганизацию с просьбой позаботиться о больном, одиноком ветеране, который по скромности сам не просит помощи.
Замечательной формой общения с правдистами были авторские чтения в редакции, которые устраивал Михаил Александрович перед тем, как предложить очередную свою работу к печати. Так был прочитан под Новый, 1956 год рассказ "Судьба человека" и позднее - главы из второй книги "Поднятой целины", новые главы романа "Они сражались за Родину". В публикации этих произведений в "Правде" принимал участие Виктор Ксенофонтович Панков, оставивший интересные наблюдения: "В тех случаях, когда у редакторов возникали какие-либо вопросы или предложения к автору, он без спешки вдумывался в них. Дельные советы принимал, но принимал по-своему, развивал, обогащал, конкретизируя собственный замысел". Интересные и поучительные размышления
Шолохова о корреспондентской работе для "Правды" оставил нам и еще один правдист - Александр Иванович Навозов, работавший нашим собкором в Ростовской области. Как-то в разговоре с ним Шолохов сказал:
- Я пораньше тебя пришел в "Правду" и люблю ее вот так, - он сильно сжал рукою свою руку.
А потом добавил:
- Писать для "Правды" надо сердцем...
Николай СИМАКОВ. Правдист с 1954 года, зав. справочнобиблиографическим отделом редакции.
***
Моим товарищам
Всю свою литературную жизнь я был связан с ленинской "Правдой".,
В ней напечатаны главы из моих книг: "Они сражались за Родину", "Поднятая целина", полностью опубликован рассказ "Судьба человека", печатались мои очерки и статьи в годы Великой Отечественной войны.
Но, разумеется, этим не ограничивается моя связь с "Правдой".
"Правда" - для меня - Правда! ..
Я был правдистом в годы мирных пятилеток, работал военным корреспондентом в годы Великой Отечественной войны. Был и всегда остаюсь правдистом!
Фото:
- Разговор в редакции "Правды" после чтения очередной главы "Они сражались за Родину"". 1967г.

НИКОЛАЙ СИМАКОВ