ПОСТИГАЯ МИР ГЕНИЯ.

В этом году, 24 мая, исполняется 100 лет со дня рождения величайшего русского советского писателя XX века Михаила Александровича Шолохова. Президиум ЦК КПРФ принял постановление о юбилее писателя-коммуниста. Для "Правды" , постоянным автором которой Михаил Шолохов был многие годы, эта знаменательная дата имеет особое значение, и мы планируем широко освещать связанные с ней темы.
Что делается и будет сделано на пути к юбилею учеными академического Института мировой литературы имени А. М. Горького? Об этом сегодня - разговор с заведующим отделом новейшей русской литературы, доктором филологических наук профессором А. М. УШАКОВЫМ.
В письмах он живой
- Александр Миронович, передо мной вот эти два солидных зеленых тома, выпущенные недавно вашим институтом и при активном личном вашем участии: "М. А. Шолохов. Письма" и "Новое о Михаиле Шолохове. Исследования и материалы". В чем прежде всего видится вам значение этих изданий?
- Они открывают новый этап в изучении жизни и творчества великого писателя. Конечно, за предшествующие годы шолоховедением сделано немало. Однако во многих работах образ Шолохова все-таки был, я бы сказал, несколько приглажен. Не создана и необходимая источниковедческая база. Отдельные шолоховские письма публиковались, но свода их не было. А ведь письма - это бесценный материал для понимания личности писателя, эпохи, в которую он жил, отклика его на те или иные события, для более точной оценки его взаимоотношений с другими людьми.
И вот теперь мы имеем первое в таком объеме научное издание писем Михаила Александровича Шолохова.Проведена большая работа по сбору их. Но не только в этом значение книги. Даже письма, где-то публиковавшиеся ранее, подлежат проверке. Потому что публиковались иногда с ошибками и купюрами, которые надо было восстановить или исправить. Приходилось преодолевать и определенный психологический барьер.
- Что вы имеете в виду?
- Вопрос о том, что из писем стоит печатать, а что, может быть, не стоит, поскольку представляет классика "как-то не так". Это и с другими крупными историческими личностями возникает. Скажем, наши горьковеды, которые опубликовали, кажется, уже все эпистолярное наследие Алексея Максимовича, долго не решались печатать одно его письмо, обращенное к любимой женщине, где. у писателя - вспышка ревности. Дескать, снижает образ классика. Но почему?
В этой книге писем - неотретушированный Шолохов.
- Удалось собрать все, что на сегодня доступно?
- Старались все разыскать и собрать. Особенно ценно, по-моему, что приобрели тридцать писем и тридцать телеграмм у наследников Евгении Григорьевны Левицкой, которая сыграла очень большую роль в жизни писателя и которой он всегда был искренне благодарен.
- Много писем связано с "Правдой" , где Шолохов печатался и корреспондентом которой он был. С радостью, например, обнаружил я в сборнике письмо покойному ныне секретарю парткома редакции "Правды" Вадиму Вениаминовичу Смирнову от 12 ноября 1970 года. Много лет спустя, уже в 90-х годах, Вадим сам мне его показывал, советуясь, куда это письмо сдать на хранение. Посоветовал ему - в ваш институт. Тогда же мы напечатали письмо в "Правде" , а я впервые держал в руках шолоховский документ, написанный удивительно красивым почерком Михаила Александровича. Письмо с просьбой проявить заботу о Кирилле Потапове, который четверть века проработал в "Правде" , а к концу жизни оказался болен и одинок. Сблизились они во время войны, на фронте, где вместе были, а потом отношения продолжились.
- Очень характерное письмо, свидетельствующее о многом. Ведь известно, что Кирилл Васильевич Потапов в 1953 году занимался подготовкой нового издания "Тихого Дона" , вызвавшего в конце концов недовольство и критику автора. Однако, несмотря на это, Шолохов сохранил с ним дружеские отношения, до последнего заботился и хлопотал о нем. И так он проявлял необыкновенную широту души, помогая многим людям в трудные моменты их жизни.
- Некоторых спас от репрессий.
- Да, таким он был. Я уверен, когда мы найдем неизвестные пока шолоховские письма, в них будет еще немало свидетельств его человечности, отзывчивости, подлинного товарищества.
Он в письмах - живой человек. Тут есть и очень глубокие размышления о времени, видно огромное мужество в отстаивании правды, когда он переписывается со Сталиным. И вместе с тем - речь о таких увлечениях, как охота и рыбалка. И это замечательно: жизнь есть жизнь, во всех ее проявлениях.
- Но главный интерес, согласитесь, представляют письма, так или иначе связанные с основным делом писателя - с его творчеством.
- Разумеется. Здесь, например, творческая история "Тихого Дона" отражена. И любой непредвзятый читатель сразу убедится, что только человек, написавший "Тихий Дон" , мог писать эти письма, размышляя о каких-то фактах и подробностях, связанных с созданием великого романа. Видно, как автор буквально выстрадывал, если можно так сказать, ту или иную часть, главу, тот или иной поворот в сюжете. Письма вообще дают возможность глубже понять творческую лабораторию классика, которая очень индивидуальна и своеобразна, не подгоняема ни под какой шаблон.
Выверенность и точность - таков закон
- А вот почти одновременно с томом писем, выпущенных вашим институтом, вышли шолоховские письма в издательстве "Советский писатель" , подготовленные доктором филологических наук Виктором Васильевичем Петелиным. Как соотносятся два эти издания?
- С читательской точки зрения, думаю, чем больше изданий Шолохова, тем лучше. И то, что параллельно с нашим сборником вышла книга, подготовленная В. В. Петелиным, - это хорошо. К тому же в его книге есть ряд писем, которых у нас нет.
Как это получилось? Он работал старшим научным сотрудником в нашем институте, а коллективная работа предполагает, что все найденное несут в общий сусек. Однако Петелин - человек другого склада, он - "хуторянин". И в общую работу он не вписался. Когда же ко всему прочему встал вопрос о тщательной и строгой проверке каждого письма (кропотливая, сложная работа, требующая очень большого терпения!), он и вовсе заниматься этим не захотел. Так, как от него это требовалось.
В результате всех этих разногласий он заявил: "Ограничивают мою свободу!" И ушел, сам ушел из Института мировой литературы. Он получил, как говорит, свободу творчества, но зато - несвободу от ошибок и неточностей.
- Однако в его книге видна и очень большая работа, проделанная составителем.Виктор Васильевич Петелин, как я имел возможность убедиться, - человек, страстно любящий Шолохова, предельно увлеченный его личностью и творчеством. По-моему, отрадно и то, что этим изданием снова интересно заявляет о себе Шолоховский центр Московского государственного открытого педагогического университета имени М. А. Шолохова. Пусть и дальше ширится круг исследователей!
- Это верно. Да и для читателей, повторю, дополнительный тираж шолоховских писем - благо. Тиражи нынче, к сожалению, невелики. А тут наша книга плюс эта... Порадуемся.
Голоса документов и глубина исследований
- Теперь к "Новому о Михаиле Шолохове". Что из вошедших в эту книгу материалов вы находите наиболее интересным?
- Скажу так: здесь есть некоторые спорные вещи, но - все интересно.
Из опубликованных документов выделю раздел, относящийся к работе Комитета по Сталинским премиям 1940 - 1941 годов.
Захватывающее чтение! Комитет по премиям в области литературы и искусства во главе с Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко был только что создан. Мы видим, какие крупные, авторитетные деятели вошли в его состав, и "Тихий Дон" , заключительная книга которого вышла в 1940 году, был среди представленных на Сталинскую премию.
Читаешь и понимаешь: масштаб шолоховского таланта, огромная художественная сила и выдающаяся значимость его романа признаются всеми участниками обсуждения. Однако присутствует и некоторая интонация поучительства: а вот того не показал, а вот роман вроде бы не вполне вписывается в каноны советской литературы, стоит как-то особняком. За всем этим - недовольство, связанное с финалом. Драматическим, глубоко лирическим, но, как казалось ряду участников обсуждения, "неверно" завершающим судьбу главного героя. Звучат даже категорические предложения, чтобы автор пятую книгу написал!
Словом, наглядно видна определенная ограниченность многих участников дискуссии.
- Однако проголосовали-то "за". И автор "Тихого Дона" , как тому должно быть, занял почетное место в ряду первых лауреатов Сталинской премии.
- Думаю, отношение самого Сталина тут тоже сказалось. Думаю, он хорошо понимал, что значит эта эпопея: равных произведений, как теперь абсолютно ясно, не было не только в том году, но и во всем столетии!
После этого акта присуждения
Шолохову Сталинской премии первой степени он как бы официально признается классиком советской литературы.
- Еще о каких материалах книги хотели бы сказать?
- Весьма интересная дискуссия о "Тихом Доне" воспроизводится из ростовского журнала "На подъеме". Это конец 20-х годов. Здесь тоже пронизывающее ощущение времени с острейшими его противоречиями. А из научных исследований, вошедших в этот том, на первое место ставлю труд Феликса Феодосьевича Кузнецова "Рукопись "Тихого Дона" и проблема авторства".
- Полностью с вами согласен! Это фрагмент большой книги "Шолохов и анти-Шолохов" , которую, насколько я знаю, Феликс Феодосьевич уже завершил?
- Тема этой статьи входит в книгу, но, конечно, ее замысел и реализация гораздо шире. И называться она будет "За семью замками. Правда "Тихого Дона". Автор на таком варианте остановился. В этой фундаментальной книге директора И МЛ И, члена-корреспондента Российской академии наук Ф. Ф. Кузнецова, которая выходит в нашем институте, разрабатывается большой пласт историко-литературных и текстологических вопросов, которые весьма специфичны. Но не только! Это также и вопросы нашей культуры в целом, вопросы культурной и литературной политики и вообще истории нашего советского общества, крупнейшей фигурой которого, безусловно, является Михаил Александрович Шолохов.
Впрочем, о книге Феликса Кузнецова отдельно надо говорить. А в этой, коллективной, читатели с большим интересом воспримут и работу Светланы Семеновой о "Донских рассказах" , и статью ветерана-шолоховеда Федора Бирюкова о взаимоотношениях "Горький - Серафимович - Шолохов" , и талантливое исследование Владимира Васильева о единстве шолоховских исканий в последних книгах "Тихого Дона" и в "Поднятой целине". Да все материалы здесь, повторюсь, представляют безусловный интерес, причем не только для специалистов, а для самого широкого круга читателей.
- Возвращаясь к работе Феликса Кузнецова, хочу спросить: как вы думаете, закроет ли она окончательно так называемую проблему авторства "Тихого Дона" , положит ли конец мистификациям, фальсификациям, клевете?
- Линия на дискредитацию Шолохова возникла не случайно. Он - одно из фундаментальных явлений нашей отечественной культуры, и его нельзя отделить от советской литературы: он - советский писатель в самом точном смысле слова. Поэтому дискредитировать такое явление - это значит, по существу, разрушить одну из опор культуры нашей. Задача была такая, и я уверен: именно так она была поставлена и сформулирована! В осуществление ее придумана, "обоснована" и пущена по миру известная клеветническая версия.
Откажутся ли от нее те, кто вполне сознательно посвятил ей жизнь? Едва ли. Несмотря на то, что найдена рукопись "Тихого Дона" , несмотря на убедительнейшую книгу Феликса Кузнецова и другие исследования последних лет, они не уймутся. Но вот читатели, подпавшие под их влияние, обратившись к работам, о которых мы говорим, многое поймут и от заблуждений своих откажутся, я уверен, непременно.
Что дальше?
- Какими новыми трудами Институт мировой литературы отметит шолоховское 100-летие?
- Почти закончена научная библиография работ Шолохова и о Шолохове. Ее готовят совместно Ленинская библиотека и наш институт. Она охватывает 80 лет - с 1923-го по 2003-й.
- Большой труд.
- Огромный! Особое значение, как мы считаем, будет иметь издание приобретенной нашим институтом рукописи "Тихого Дона". В Вешенской ведется работа над "Летописью жизни и творчества М. А. Шолохова" , которая крайне нужна и ученым, и педагогам, да и всем, кому дорог великий русский писатель. Это будет работа многолетняя, но хотелось бы, чтобы к юбилею вышел первый том.
Для нашего института главнейшая задача - научное издание собрания сочинений М. А. Шолохова. С текстами, наиболее полно выражающими волю писателя, освобожденными от разного рода искажений, наслоений. и т. д. Очень активно занимаемся сейчас подготовкой первого тома - "Донских рассказов".
- А когда он выйдет?
- Надеюсь, к юбилею. Интереснейшее будет издание - воспоминания о М. А. Шолохове. В значительной степени они уже собраны. Два или три тома. Хотелось бы к столетию выпустить по крайней мере один из них.
В работе "Шолоховская энциклопедия". За короткий срок сделали проспект - "Словник "Шолоховской энциклопедии". Около тысячи слов-понятий! Там расписаны все произведения Шолохова, персонажи, факты его жизни, люди, с которыми он общался. Это издание, должно стать настольной книгой каждого культурного человека, поскольку здесь - краткие и четкие ответы почти на любой вопрос, связанный с Шолоховым.
Репринтным способом хотим повторить первое издание первой книги "Тихого Дона". Проведем юбилейную международную научную конференцию, подготовка к которой уже началась. Словом, работаем, и дел много.
- Дела благородные. Исполать вам!
Фото:
- Михаил Александрович читает главы из первой книги "Тихого Дона" рабочим завода "Красный богатырь". 1929 год.
Фото "Правды".

ВИКТОР КОЖЕМЯКО