МЫ УХОДИМ....


На недавно закончившемся в Солониках саммите Евросоюза обсуждался вопрос о вступлении государств бывшей Югославии в ЕС. Балканы становятся все более серьезным фактором в мировой политике. На эту животрепещущую тему корреспондент "Правды" беседует с вице-президентом Академии геополитических проблем генерал-полковником Леонидом ИВАШОВЫМ.
- Я ХОРОШО помню июньские дни 1999 года, когда российские десантники совершили исторический, легендарный бросок на Приштину, - так начал беседу генерал. - Этим блестящим рейдом, совершенным вопреки яростному давлению из Вашингтона и Брюсселя, да и скрытому сопротивлению из Москвы, наши десантники вернули России ее международный престиж. Без преувеличения скажу, что парни в голубых беретах возвеличили тогда образ русского солдата: был заявлен мощный военно-политический потенциал Российского государства не только на Балканах, но и во всем мире.
- Это произошло четыре года назад. Сегодня, как известно, объявлено о выводе российских миротворцев с Балкан: они, мол, дорого обходятся казне, а польза от них минимальная. Как вы оцениваете это решение и каковы его геополитические последствия для России?
- Пребывание российского воинского контингента в регионе, где веками присутствуют наши стратегические интересы, позволило России на равных вести переговорный процесс со странами НАТО, противостоять попыткам западных стран расчленить Союзную Республику Югославию, наконец, протянуть руку помощи многострадальному населению братской Сербии, ведущему мужественную борьбу против коалиции агрессоров.
Весь мир убедился: феномен русского солдата, жертвовавшего собой ради братьев-славян во времена Суворова и Гурко, Скобелева и Толбухина, жив и воплощается в героизме современного российского десантника. Весь мир увидел: России достанет сил выпрямиться, как бы недруги ни стремились поставить ее на колени. Парни-десантники возродили веру в Россию у той подавляющей части мирового сообщества, которая не желает жить по указке из Вашингтона. А каким энтузиазмом в те дни был охвачен российский народ, у которого впервые за последние годы возродилась надежда, что наша армия не только жива, но и способна на победы!
- Леонид Григорьевич, расскажите о некоторых подробностях того легендарного броска. Ведь вы, будучи начальником Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ, имели к его осуществлению непосредственное отношение.
- В июньские дни 1999 года Россия сыграла большую роль в урегулировании югославского кризиса. Европейцы и даже американцы с надеждой смотрели на нас, полагая, что Россия сможет развести стороны, участвовавшие в конфликте. С делегацией США, которую возглавлял генерал Фоглиссон - посредниками же выступали финны, которые сыграли положительную роль в этой акции, - было решено, что "присутствие по безопасности" - такое название носила послевоенная операция в Косово - будет осуществляться следующим образом. Силы, участвовавшие в войне против Югославии, будут располагаться вдоль границы Косово с Албанией и Македонией. Им определили коридор не более 50 километров. Они должны были блокировать границу Албании и Македонии с Союзной Республикой Югославией для фильтрации беженцев, предотвращения прорыва боевиков. На остальной территории Союзной Республики Югославии должны были разместить свои войска нейтральные государства и страны НАТО, не принимавшие активного участия в агрессии. Мы работали по этому вопросу с Украиной и другими странами СНГ, с исламскими государствами. Россия добилась, чтобы силы безопасности Югославии лишь частично вывели свои подразделения. Натовцы пусть медленно и неохотно, но склонялись к нашей позиции.
В этих условиях роковую роль чуть было не сыграла предательская позиция (иных слов не подберу) В. Черномырдина, назначенного спецпредставителем президента РФ. В конце мая 1999 года в Кельне состоялась итоговая встреча делегаций заинтересованных сторон, в которой участвовали президент Финляндии М. Ахтисаари, первый заместитель Госсекретаря США С. Тэлботт, от России - В. Черномырдин, я и генерал В. Заварзин - представитель России в НАТО. Как ни странно, Черномырдин при обсуждении итогового документа поддержал... противоположную сторону.
Мы были ошарашены таким поворотом дела. Я заявил, что это не документ, а ультиматум американской стороны, что военная часть российской делегации не будет участвовать не только в его подписании, но и в обсуждении и что мы покидаем это собрание. Черномырдин бросил мне вдогонку: "Вашей подписи тут и не требуется".
Таким образом, в результате такого поворота дел был принят американский документ, и это в то время, когда Россия играла главную роль на этих переговорах и все надеялись на ее силу и твердость.
В одночасье мы скатились на третьи роли, предав сербов - народ, близкий нам и по духу, и по вере.
- Как события развивались дальше?
- 9 июня я встретился с генералом Фоглиссоном, который вместе с Тэлботтом прилетел в Москву. От него услышал, что американцы разрешают (!) нам одним батальоном участвовать в миротворческой операции в американском секторе.
Естественно, российская делегация отказалась обсуждать вопрос при такой его постановке, поскольку это противоречило резолюции N 1244 Совета Безопасности ООН. Переговоры были прерваны. Мы с коллегами из МИД стали готовить доклад Б. Ельцину о том, что нас пытаются отстранить от урегулирования балканского процесса, предложили меры, которые следует предусмотреть, в том числе для реализации нашего права на одновременный с американцами ввод наших подразделений.
Батальон российской бригады в Боснии по приказу Москвы начал выдвигаться по направлению в Сербию и Косово. Для натовцев это не было неожиданностью.
Накануне операции, вечером, команда С. Тэлботта, чтобы сковать переговорным процессом военно-политическое руководство России и, как говорится, под шумок обеспечить упреждающий ввод натовских войск в Косово, прибыла в сопровождении министра иностранных дел И. Иванова в Министерство обороны РФ. Тэлботт потребовал, чтобы переговоры с ним вели министр обороны, министр иностранных дел, начальник Генштаба и другие высокопоставленные военные.
На вопросы же И. Иванова и И. Сергеева о том, когда войска НАТО планируют войти в Косово, американцы без запинки отвечали, что не ранее чем через сутки. Между тем российская военная разведка четко докладывала о начавшемся продвижении натовских частей. Вскоре пустопорожнее времяпрепровождение российским министрам стало очевидно, и они оставили американцев, но те уезжать из Минобороны отказались.
А в кабинете министра обороны РФ обстановка накалялась: постоянно поступала информация о продвижении натовцев и нашего батальона, который под Белградом возглавил генерал В. Заварзин. Как только передовые части НАТО пересекли границу Македонии с Косово, наш батальон в соответствии с планом пересек административную границу Сербии с Косово и рванул на Приштину. Еще в стенах Минобороны РФ Тэлботт получил информацию о том, что Си-Эн-Эн показывает ввод российского батальона в Приштину, и потребовал от И. Иванова объяснений.
Однако дело уже было сделано - наш батальон вошел в Слатину и занял круговую оборону...
- Тогда Россия заставила с собой считаться. А сегодня? В чем, на ваш взгляд, урок приштинского броска наших десантников?
- Тогда, может, впервые после унизительного десятилетия Россия могла гордиться собой. Ее международный престиж взлетел в те дни на небывалую высоту. Геополитическая ситуация стала меняться в пользу сторонников Союзной Республики Югославии и России.
Однако этот потенциал не только не был использован руководством страны, но бездарно, не исключено, что и умышленно, растрачен и девальвирован.
Сегодня Россия сама уходит с Балкан, оставляя дружеские точки опоры, предавая забвению свои национальные интересы. Так российская властная элита по сути уничтожает потенциал Великой Победы, одержанной нашим народом над фашизмом: достаточно напомнить фактическую сдачу Западу Калининградской области, оказавшейся в окружении НАТО. Так она сдает в архив и славные дела современного российского воинства, а с ними и надежды россиян на возрождение страны.
Уже который год продолжающиеся "реформы" все более убедительно демонстрируют всю свою пагубность для русского и других коренных народов России. Продолжаются тотальное разграбление страны, уничтожение потенциала национальной безопасности, деградация и вымирание населения. Особенно усердствуют так называемые либерально-демократические силы, спеша завершить разрушение Вооруженных Сил и спецслужб, чтобы оставить страну безоружной перед мощной военной машиной США и их политикой глобального силового доминирования.
Надо прямо сказать: состояние национальной безопасности России приблизилось к последней, может быть, черте, за которой последует необратимая утрата остатков былого могущества и потенциала возрождения страны.От разрушения Российское государство и его Вооруженные Силы могут и должны спасти решительные действия офицерского корпуса, всех патриотических сил страны, подобные тем, которые совершили воины-десантники в июне 1999 года на древней сербской земле.
Нужен политический марш-бросок истинных патриотов во власть - вот главный урок, который мы должны извлечь из той легендарной десантной операции четырехлетней давности.
БЕСЕДУ ВЕЛА МАРИНА ЭРАТОВА

МАРИНА ЭРАТОВА