Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«Правда»: "Круглый стол" ученых-обществоведов, посвященный 190-летию со дня рождения Карла Маркса

Фото Михаила КОСТРИКОВА

«Правда»
2008-04-25 12:40

В редакции газеты "Правда" состоялся "круглый стол" ученых-обществоведов, посвященный 190-летию со дня рождения основателя научного коммунизма, выдающегося ученого и революционера Карла Маркса.

Отметить эту знаменательную дату и обсудить судьбы марксизма собрались известные отечественные философы, политэкономы и историки. От имени редакции газеты "Правда" участников дискуссии приветствовали главный редактор газеты В.С. Шурчанов и первый заместитель главного редактора Б.О. Комоцкий. Вел "круглый стол" секретарь ЦК КПРФ по агитационно-пропагандистской работе, депутат Государственной думы, кандидат исторических наук Д.Г. Новиков.

Дмитрий Георгиевич НОВИКОВ, секретарь ЦК КПРФ, депутат Государственной думы РФ:

— Уважаемые коллеги Тема нашего сегодняшнего разговора связана с датой, которая будет отмечаться совсем скоро — 5 мая. Речь идет о 190-летии со дня рождения Карла Маркса. При этом недавно мы отметили 160 лет со дня выхода первого произведения зрелого марксизма — "Манифеста Коммунистической партии".

Если очень кратко оценивать роль учения, получившего имя Маркса, то оно достигло своей главной цели. Все прежние философские системы ставили задачу объяснить окружающий мир, марксизм же решал задачу его изменения. И сегодня мы вряд ли найдем другую философскую концепцию, которая столь же серьезно, столь же радикально смогла воздействовать на конкретно-исторический процесс.

Марксизм, как известно, вырос не на пустом месте.

Его источниками стали английская политическая экономия, немецкая классическая философия, социалистические теории французских исследователей. Добавим к этому и успехи буржуазной исторической науки.

Таким образом, марксизм основывался на лучших достижениях человеческой мысли своего времени.

Опираясь на них, Карл Маркс совместно с Фридрихом Энгельсом двинул развитие общественных наук далеко вперед. Важнейшее значение марксизма состоит в том, что был выработан диалектико-материалистический подход к анализу исторических явлений. Были открыты закономерности развития человеческого общества, выявлен закон смены социально-экономических формаций, вскрыт механизм капиталистической эксплуатации через присвоение прибавочной стоимости.

Маркс стал автором многих других новаторских идей и открытий, о чем мы и собираемся вести сегодня речь.

Учение Маркса продемонстрировало свою способность к дальнейшему развитию.

Важный этап в его истории начался благодаря деятельности Владимира Ильича Ленина, давшего характеристику империализма как одного из этапов капитализма. Наряду с теоретическими заслугами Ленина и партии большевиков не меньшая их заслуга состоит в практическом применении этого учения. Именно Россия стала родиной первой победоносной социалистической революции, свершившейся в октябре 1917 года.

И в период своего появления, и позднее марксистское учение подвергалось нападкам и гонениям со стороны служителей капитала. Они осознавали его привлекательность для трудящихся и откровенно его боялись. Ведь марксизм разъяснял эксплуатируемым механизм порабощения, открывал перспективу неизбежной смены эксплуататорского общества бесклассовым и справедливым. Не в силах научно опровергнуть теорию Маркса, они прибегали и прибегают к инсинуациям и подлогам.

Сегодня достаточно примеров, когда выдвигаются заезженные обвинения против Маркса, "уличаемого" в "антирусской позиции". Их авторы стремятся задеть национальные чувства русских, подтасовывая факты. Да, великий революционер не мог любить реакционный царский режим, но он не смешивал это своё отношение с оценкой самого русского народа. Больше того, в последний период деятельности Маркс обратил к России столь пристальное внимание, что даже выучил русский язык. Он живо интересовался тенденциями развития капитализма в России, смог высоко оценить её революционный потенциал. В своих новых работах он планировал отвести ей столь же значимое место, какое в первом томе "Капитала" было отведено Англии.

Разного рода обвинения Маркса, марксизма, русских революционеров раздаются не только со стороны Михаила Леонтьева и других деятелей буржуазно-националистического лагеря. Такие идеи снискали и некоторую популярность в среде оппозиции. В этом ключе выдержана, например, недавняя книга Сергея Кара-Мурзы "Маркс против русской революции". Это означает, что с течением времени оценки, споры, связанные с ролью марксизма, с его значением, отнюдь не стихают. Они актуальны. Значит, нужно собираться, разговаривать, давать научные ответы на те обвинения, которые звучат в адрес марксизма, его теории и его практики. Полагаю, что наш "круглый стол" послужит делу решения этой задачи.

Нельзя не сказать, что творческий теоретический поиск в рамках марксистской традиции продолжается. Он характерен для всего ХХ века и для наших дней. Он характерен для Коммунистической партии Российской Федерации.

Уже опубликован проект новой редакция Программы партии, дан старт её широкому обсуждению, высказываются замечания и предложения.

Приглашаем всех к участию в дискуссии вокруг нашего программного документа. Мы завершим её на съезде КПРФ в ноябре текущего года.

Что же касается 190-летия Карла Маркса, то Президиум ЦК КПРФ принял специальное постановление по случаю этой даты. И наш разговор — это определенный вклад в его реализацию.

Сегодняшний "круглый стол" собрал ученых, которые представляют отрасли философского, исторического, экономического знания. И я думаю, что столь широкий состав участников вполне соответствует широте интересов самого Карла Маркса и широте марксистской теории.

Феликс Наумович КЛОЦВОГ, доктор экономических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР:

— Прежде всего несколько общих замечаний о Марксе и марксизме. При всем значении трудов Маркса и классиков марксизма само учение не сводится только к полному собранию их сочинений. Они дали основные положения, идеи, заложили фундамент. Но марксизм — это прежде всего наука, наука об общих законах развития природы и общества, о методах познания этих законов. И она впитала в себя всё лучшее, что было создано за тысячи лет до марксизма. В этом смысле учение Маркса — это столбовая дорога познания мира.

Одним из самых ценных вкладов в науку, который внес Маркс, стала целостная, законченная теория капитализма, существовавшего в то время. Даже идейные противники марксизма признают этот факт.

Отметим, что Маркс анализировал капитализм в период его расцвета, когда тот находился на высокой ступени своего развития и еще нес определенные позитивные черты для развития человеческой цивилизации в целом. Но очень важно то, что Маркс уже в то время увидел исторически преходящий характер капитализма, сделал вывод, что он не вечен, что это лишь очередная фаза развития человечества, которая конечна, как и предыдущие. И что неизбежно на смену капитализма придут новые формации, которые будут качественно отличаться от того, что было до них. Прежде всего, отсутствием эксплуатации человека человеком.

Современное состояние капитализма вполне поддается анализу с точки зрения марксизма. Ученых-обществоведов интересует вопрос: исчерпал ли капитализм свои возможности для дальнейшего прогресса человеческой цивилизации? Даже в левых кругах иногда слышится: "Нет, не исчерпал. Мол, производство растет, технический прогресс тоже и т. д.". Вопрос очень существенный. И мой ответ таков: капитализм себя исчерпал как господствующая социально-экономическая система. В этих рамках человеческая цивилизация не имеет шансов для дальнейшего прогресса.

Капитализм уже прошел высшую точку в своем развитии. И сегодня очень важно понимать, что сохранение капитализма как ведущей общественной системы не только не сулит прогресса, но и угрожает самому существованию человечества. Угрожает быстрым исчерпанием ресурсов.

Угрожает обострением борьбы за эти ресурсы в мире, а следовательно, обострением локальных и глобальных военных конфликтов.

Капитализм несет в себе обострение экологических и техногенных проблем. Он угрожает человечеству деградацией культуры, духовности и нравственности. А это одна из важнейших сторон жизни человечества. И если мы говорим о дальнейшем прогрессе цивилизации, то он связан только с переходом к более высоким формациям — к социализму и коммунизму.

Это относится ко всему миру, но особенно остро проявляется в России. Сегодня она стала средоточием всех основных противоречий современного капитализма. Сейчас левые силы активизируются во всем мире, мы это видим в Латинской Америке и т. д. Мое мнение, что в планетарном масштабе Россия не утратила своих возможностей быть лидером, первопроходцем к эре социализма и коммунизма.

Конечно, этот переход не будет автоматическим. Капитализм сегодня переживает глубокий кризис, своеобразный по содержанию. В левых кругах появились надежды, что мы стоим на пороге такого мирового кризиса, который неизбежно даст всплеск революционного движения, движения рабочих и широких кругов трудящихся и закончится революционными преобразованиями. Думаю, что здесь больше надежд, чем действительного. Нужно понимать реальный смысл происходящего кризиса. Нынешний кризис не похож на потрясения 1929—19-1 годов. Это кризис специфический, финансовый.

Финансовая система — это пена на поверхности реальной экономики. Несомненно, что она связана с экономическими процессами, но пока её кризис не задевает глубинных основ общества. Мировой финансовый кризис будет усиливаться в ближайшие годы. Погорят мелкие и средние банки. Крупные постараются выкрутиться, как всегда, так как у них есть запас прочности. Капитализм будет искать новые возможности для самовоспроизводства. Вот здесь многое зависит от левых сил. Если они не будут активно работать, а станут надеяться на то, что революционная ситуация "сама всё вывезет", мы с вами проиграем.

Во всех программных установках нужно ориентировать трудящихся на борьбу. В проекте новой редакции Программы КПРФ я вижу некоторые слабости. В ней к трудящимся обращаются как к потребителям: обещаем высокую зарплату, пенсии, социальные гарантии и пр. Но это же обещают все партии. А мы должны обращаться к людям как к творцам, созидателям, будущим хозяевам своей жизни.

Партия должна не просто что-то обещать, а показать, что мы можем всего этого добиться упорной борьбой с властью капитала. Что только когда капитализму придет конец, мы действительно добьемся для себя справедливости и благополучия. Уверен, что в России идеи Маркса ещё покажут свою силу и жизнеспособность.

Иван Аршакович ГОБОЗОВ, доктор философских наук, профессор:

— В современной России многие обществоведы, считавшие себя некогда ярыми приверженцами учения Маркса, вдруг превратились в столь же ярых антимарксистов. С их точки зрения, марксизм "устарел" и больше никакого интереса не представляет. Но, вопреки утверждениям этих "обществоведов", марксизм не только не устарел, а, напротив, становится еще более актуальным, чем в прежние времена. На Западе это прекрасно понимают. По данным опроса Би-Би-Си, Маркс был признан главным мыслителем второго тысячелетия. О нем продолжают писать, его читают и изучают.

Французский философ и писатель Ж.-П. Сартр отмечал: "Между ХVII и ХХ веками я вижу три философские эпохи, которые связаны с известными именами: это эпоха Де карта и Локка, затем Канта и Гегеля и, наконец, Маркса. Эти три философские эпохи последовательно стали своего рода гумусом всякой мысли и горизонтом всякой культуры. Они непреходящи до тех пор, пока не пройдет исторический момент, выражением которого они являются. Я всегда подчеркивал, что "антимарксистский" аргумент есть не что иное, как неприкрытое возрождение домарксистской мысли. Так называемое преодоление марксизма есть в худшем случае возврат к домарксистской мысли, а в лучшем случае — возрождение мысли, содержащейся в философии, которую хотели преодолеть".

И в самом деле, многие "ниспровергатели" Маркса вернулись к домарксистским философским мыслям. Некоторые используют идеи Маркса, созданный им научный аппарат, но об этом стыдливо умалчивают. А другие занимаются пустыми рассуждениями.

Недавно, в 200-году, в Англии вышла книга исследователя Ф. Уина, посвященная жизни и деятельности Маркса.

Вот что он пишет в предисловии к своей книге: "Нынешние ученые мужи и политики, склонные считать себя мыслителями современности, любят к месту и не к месту произносить модное словечко "глобализация", не имея при этом ни малейшего понятия о том, что Маркс занимался этим вопросом еще в 1848 году. По меньшей мере, его нисколько не удивило бы глобальное господство "Макдоналдс" и MTV. Перемещение центра финансовой активности с Атлантики в Тихоокеанский регион — благодаря экономике "азиатских тигров" и силиконовому буму в городах западного побережья Америки — было предсказано Марксом более чем за сто лет до рождения Билла Гейтса".

Автор биографии основоположника научного коммунизма подчеркивает, что Маркса изучают не только его последователи, но и те, против кого он выступал, то есть капиталисты. Он пишет, что в октябре 1997 года в специальном выпуске журнала "Нью-Йоркер" Карл Маркс был обласкан как "великий мыслитель грядущего", как человек, способный многое поведать нам о политической коррупции, монополизации, отчуждении, неравенстве и глобальных рынках. "Чем больше я работаю на Уолл-стрит, тем больше убеждаюсь, что Маркс был прав, — сказал в интервью этому журналу один богатый инвестор. — Я абсолютно убежден в том, что метод Маркса — наилучший для исследования капитализма".

На Западе о Марксе пишут не только академические исследователи. Его изучают в университетах, в других учебных заведениях. Вот учебник по философии профессора Брюссельского университета Готуа "От Ренессанса до постмодернизма". Здесь целая глава посвящена Марксу: "Карл Маркс и диалектико-исторический материализм". И только у нас философское сообщество стыдливо молчит и не любит вспоминать о "марксистских грехах" своей молодости.

Владислав Якимович ГРОСУЛ, доктор исторических наук, профессор:

— Я принес с собой материалы уже упомянутого социологического опроса, проведенного английской корпорацией Би-Би-Си, где отмечены десять самых выдающихся мыслителей минувшего тысячелетия. В нём Дарвин идет на четвертом месте, Ньютон — на третьем, Эйнштейн — на втором. А на первом — Карл Маркс.

Но ведь это не просто мыслители, это гении. И первым среди них люди называют Маркса, то есть он — гений среди гениев. И только у нас Маркс изгоняется из учебников и библиотек. Получается так, что нынешняя власть, "думающая российская интеллигенция" решили отлучить Россию от Маркса, от гения гениев, вместо того чтобы изучать Маркса, как это делается во всём мире.

Ленин изучал Маркса в оригинале. Владимир Ильич знал немецкий в совершенстве, причем с детских лет. Когда цитируешь Маркса, надо смотреть оригинал, и несколько раз я в этом сам убедился. Казалось бы, в советское время о Марксе и марксизме было написано невероятно много. Но, как выяснилось, у нас до сих пор нет научной, капитальной биографии Маркса. Что и позволяет некоторым "исследователям" вольно трактовать и фальсифицировать события его жизни и его учение.

В последнее время я занимался вопросами периодизации истории. Пришлось, потому что в этом отношении ситуация ужасная, полнейший хаос, отход от научных позиций. Научная молодежь не знает ни формационного подхода, ни цивилизационного. Я не встречал ни одного студента, который бы мне объяснил, что такое цивилизационный подход. Когда я стал спрашивать некоторых преподавателей, то они оказались не лучше студентов.

И вот я ринулся в дискуссию о периодизации. Осилил отечественные труды по проблемам социально-экономических формаций. Перешел на зарубежные. И должен сказать, что с формационной, то есть марксистской, концепцией согласно огромное число исследователей за рубежом. Поехал в Италию на конференцию, посвященную 200-летию Гарибальди. Там итальянские профессора, не стесняясь, говорили: "Я — сторонник Маркса" или "В соответствии с Марксом". На конференции были и наши историки, и им это было явно неудобно слышать.

Формационный подход, думаю, на сегодняшний день — самая передовая линия борьбы. Не случайно Ленин в знаменитой работе "Кто такие "друзья народа"…" уделяет очень большое внимание учению Маркса о смене общественно-экономических формаций. Наши либералы от политики и науки потому и отбросили формационный подход, что он утверждает неизбежность гибели капитализма, а они его только начали строить. Есть пятая формация — коммунизм, — а они её не хотят видеть.

Учение Маркса о формациях возникло не случайно. Оно есть продолжение развития исторической мысли на протяжении многих тысячелетий. В трудах античных и восточных мыслителей, философов Нового времени мы найдем и начала трудовой теории стоимости, и понятие классов, и классовую борьбу, и деление истории человечества на исторические эпохи. Но Маркс внес в изучение истории качественно новый подход. Он создал учение о производительных силах и производственных отношениях. Он подошел с диалектико-материалистических позиций к истории, и этого его противники боятся больше всего. Они хотят доказать, что капитализм вечен, что новой формации не суждено быть.

Не скажу точно, на какой стадии находится сегодняшний кризис капитализма. Но несомненно, что финансовый кризис перерастает в экономический. Уже три месяца подряд в Америке растет безработица — по сто тысяч человек ежемесячно. И это показывает, что кризис не сугубо финансовый.

Эксперты дают разные оценки. Но главное в том, что теория Маркса, утверждающая, что циклические кризисы — один из законов капитализма, действует.

Марксизм и сегодня актуален. Учение Маркса об анархии производства, о циклических кризисах срабатывает совершенно четко. Отсюда вытекает необходимость в создании организованной экономики. Без неё человечество и прежде всего Россия не выживут.

Сергей Петрович КОСТРИКОВ, кандидат исторических наук, доцент:

— Мне как преподавателю часто приходится сталкиваться с теми новыми учебниками, которые поступают к студентам и школьникам. То, что во многих из них мы можем прочитать, с методологической точки зрения — регресс, отход от передовых научных позиций, возврат к идеализму и эклектике, возврат, говоря словами В.И. Ленина, "к хаосу в исторической науке". Даже в начале 90-х годов еще были какие-то попытки интерпретации, научного спора. Синергетику пытались ввести, тот же цивилизационный подход. Сейчас уже и этого нет. Очень часто встречаем простой набор фактов. Потому что некоторые авторы уже боятся дать "не ту оценку" с точки зрения современной власти. Не зная, что и как говорить, многие авторы учебников пошли по пути изложения фактов без методологической связи. Зато развелось полно "телеисториков", по идеологическим заказам подтасовывающих и перевирающих факты, или же эдаких "альковных хроникёров", ищущих "историческую правду" под кроватями императриц и их фаворитов. А ведь у нас были Б.Д. Греков, Е.В. Тарле, М.Н. Тихомиров, Ю.М. Лотман…

С другой стороны, я уверен, что Советский Союз был разрушен, а коммунисты потерпели поражение не в экономике, не в культуре, не в науке — здесь везде были большие прорывы и завоеваны серьезные позиции. Мы потерпели поражение в самом главном — в собственной идеологии. При этом не сама идеология потерпела поражение, а мы как ее носители оказались не на высоте. В первую очередь это относится к тому, кто олицетворял собой высших носителей идеологии — к нашей партии, точнее, к ее руководству. Собственно говоря, после войны уже никакого творческого развития марксизма не было.

Марксизм перевели в некое священное писание. А его изучение превратилось в некую формальность. Те, кто серьезно занимался наукой, хотел в ней преуспеть, действительно пытались его изучать. Но то, как преподавали марксизм ленинизм даже в высших учебных заведениях, нередко сводилось к полнейшему формализму. Я поддерживаю профессора В.Я. Гросула в том, что марксизм надо изучать по первоисточникам. Мы же часто учились по толкователям и, добавлю, не самым лучшим.

Всё, что находилось под строгим вниманием М.А.Суслова, не допускало отклонений от канона. Но это с одной стороны. А с другой — в тех идеологических "новациях", с которыми генсеки выступали на очередных съездах и пленумах, зачастую фактически повторялись "зады" из работ западных социологов и экономистов, "добытые" сотрудниками некоторых академических институтов, писавших те или иные разделы "эпохальных" докладов. Я с этим сталкивался. Поэтому вместо научного анализа получалась искаженная картина мирового развития, так как одни марксизм за догматизировали, а другие меняли его на буржуазную социологию. А ведь это не шутки. Одни "общечеловеческие ценности" и "деидеологизация международных отношений" сколько нам стоили.

Ошибки можно признать, осознать, исправить. Их только нельзя повторять. Хожу на все большие мероприятия, которые организует КПРФ, и слушаю, как люди между собой разговаривают, как сами себя убеждают по каким-то вопросам. Простите, но такой иногда идеологической чуши и дичи наслушаешься, что оторопь берёт. Какой там марксизм Какие там производительные силы, производственные отношения, законы общественного развития, классовая борьба На устах лишь публицист Кара-Мурза как высшее достижение общественной мысли. И так рассуждают коммунисты, люди, которые состоят в КПРФ вроде бы по убеждению. Получается, что они собственного идеологического учения не знают, его в своей борьбе и партработе не используют, а вместо него потребляют мелкобуржуазные и националистические воззрения.

К сожалению, всё это следствие наших идеологических недоработок, наше идеологическое невежество. Я всю жизнь занимаюсь общественными науками, главным образом историей. Но считаю необходимым раз за разом обращаться к марксистским первоисточникам, чтобы лучше понимать прошлое и сегодняшний день. А нам говорят: "Что мы всё время оглядываемся назад? Надо смотреть вперед". А как вы будете смотреть вперед, если вы не знаете, что у вас позади? Вся партийная работа, все партийные документы должны проверяться на оселке марксизма.

Если говорить об исторических судьбах марксизма в ХХ веке, то он сыграл громаднейшую роль и в науке, и в общественной жизни. И он имел все возможности развиться, победить во всем мире. Но получилось так, что мы, те, кто должен был стать его продолжателями, оказались не на высоте положения. Именно в этом я вижу все наши сегодняшние беды и в стране, и в мире.

Виктор Васильевич ТРУШКОВ, доктор философских наук, профессор, политический обозреватель газеты "Правда":

— Начну с реплики по поводу "бед в нашей стране". Не считаю, что происшедшее с нашей страной выпадает из логики истории. После пионерных революций реставрацию предыдущей системы можно рассматривать как некоторую закономерность.

Почему я с этого начал? Потому что эта мысль — прелюдия основной темы, о которой хочется поговорить. Темы совсем горячей — Маркс и проект Программы КПРФ. Мне кажется, такой разговор очень актуален. Во-первых, только что опубликован проект Программы КПРФ. Во-вторых, в партию приходит поколение, незнакомое с теорией марксизма. Впрочем, даже поколение, выходящее на пенсию, если не говорить о профессионалах, теорию тоже знает плохо. Начиная с ХХ съезда КПСС обозначился определенный крен в сторону абсолютизации решения организационно-хозяйственных проблем. А всё остальное, и теория прежде всего, воспринималось, по терминологии Митрофанушки, как "прилагательное". Но это поколение в массе своей по крайней мере "прошло" основы марксизма. Следующим поколениям марксизма даже не показывали.

И третье, о чем тоже надо говорить. В условиях обуржуазивания общества происходит неизбежный переход части коммунистов, вполне верящих в социализм, на воззрения мелкой буржуазии. Это касается даже тех, кто занят организаторской политической работой в партии, потому что их задача — привлечь мелкую буржуазию на свою сторону. Они, не владея прочно марксистской идеологией, начинают говорить на "языке мелкой буржуазии". Так постепенно начинается деформация идеологических позиций. Об этом свидетельствуют приведенные в нашей дискуссии примеры, когда на полит занятиях слушатели говорят о религиозности чуть ли не как об атрибуте "коммунистичности". Но это не случайно: почтения к религиозности мы обнаруживаем в нашей партийной среде достаточно.

Почему я об этом говорю?

Потому что применительно к Программе проблема мелкобуржуазности является очень серьёзной. Она не новая, не начала этого столетия. Она проявляла себя не только на ХХVIII съезде КПСС, но и на II съезде КПРФ. Кто был, помнит. Она проявляла себя при подготовке первой редакции Программы КПРФ, когда надо было собрать в единую команду оставшиеся силы, в том числе людей, уже пораженных мелкобуржуазностью. Наверное, это были люди неплохие, но ситуация такова, что мелкобуржуазный пресс их уже раздавил.

Строго говоря, одним из факторов победы контрреволюции и реставрации капитализма в стране была именно мелкобуржуазность, проросшая в советском обществе.

Прежде всего ею объяснялась деформация массового поведения советских людей в конце 80-х — начале 90-х годов. С удовольствием отмечаю, что в опубликованном сейчас документе, особенно там, где осмысляются общетеоретические, общеполитические и исторические вопросы, эти элементы компромисса с мелкобуржуазностью существенно сократились, и даже ушки их не выглядывают.

Мелкобуржуазность сегодня проявляет себя в наших рядах отходом от материалистического понимания общества. Верность диалектическому и историческому материализму — это не догматизм, не слепая "верность традициям", не кондовость. Это важнейшая проверка партийнополитического инструмента, применяемого при оценке сегодняшних проблем. Ведь когда мы ходили и кричали "Банду Ельцина — под суд-", при всей искренности нашего гнева это был... поклон идеализму: всю общественно-политическую систему свели к одному "пупу". И когда мы сегодня говорим, что олигархия — это главная враждебная сила, то повторяем ту же ошибку. Олигархия — всего-навсего одно из проявлений капиталистического класса, наиболее эпатажное, наглое, по ней можно рисовать портрет класса. Но в политике коммунисты должны бороться не с отдельными представителями капиталистов, а со всей капиталистической системой.

Классовую борьбу коммунисты обязательно доводят до установления политической власти нынешних наёмных работников физического и умственного труда. Это называется у Маркса совершенно четко — диктатура пролетариата. А мы этого названия избегаем, как черт ладана. Но говоря о современном обществе, нельзя не подчеркивать сегодняшней реальной, наглой диктатуры буржуазии.

Меня порадовало в преамбуле проекта Программы в целом весьма последовательное проведение диалектико-материалистического понимания общества. Хотя есть основания для размышления. Например, формулировка, определяющая наши главные цели. Дело в том, что марксизм — это монистическая концепция. Поэтому при определении целей надо совершенно четко выделить ту, через которую достигается всё остальное. Для нас это социализм, мы всё время об этом говорим. А всё остальное, что там перечисляется,— это не цели, а атрибуты, которые присущи социалистической системе. Значит, некорректно их представлять, выстраивая в один ряд с социализмом, как равновеликие.

В Программе КПРФ крайне важно точно определить соотношения классовой и национально - освободительной борьбы в сегодняшнем российском обществе. Напомню, что монизм марксизма-ленинизма был достаточно неплохо реализован, когда мы в советское время говорили о трех отрядах мирового революционного процесса: реальный социализм, международное рабочее и коммунистическое движение, национально-освободительное движение. Но они рассматривались как проявления классовой борьбы между трудом и капиталом. Следовательно, национально освободительная борьба — это компоненты классовой борьбы, а не явление равного порядка. В проекте новой редакции Программы четко сказано, что реставрация капитализма привела к классовой поляризации. Но в то же время обнаруживаются и некоторые огрехи. Особенно в программе-минимум. Пока она напоминает предвыборную платформу.

Между тем, следуя марксизму-ленинизму, в Программе необходимо более четко выразить отношение к различным отрядам современной буржуазии. То, что с мелкой буржуазией надо работать, не подлежит сомнению. А вот об отношении к среднему капиталу надо крепко подумать. Средняя буржуазия — это самая обыкновенная часть эксплуататоров. В отличие от мелкой буржуазии её никак нельзя отнести к трудящимся.

Вывод: сегодня важно членам КПРФ проверить Марксом себя.

Генрих Николаевич КИ8 РЕЕВ, доктор философских наук, профессор:

— Всем настаивающим на утопичности марксизма, на его неактуальности и ошибочности стоило бы задуматься над популярностью этого учения в современном мире или хотя бы перелистать книгу лауреата Нобелевской премии по экономике Д. Стиглица "Глобализация: тревожные тенденции" (М., 200-). Или же соотнести современные реалии с некоторыми теоретическими позициями марксизма ХIХ века.

Я хотел бы обратить внимание на исторические судьбы марксизма в ХХ веке. Теория только тогда является теорией, когда верно оценивает объективную реальность. Но, к сожалению, сегодня в вузах, и об этом уже упоминали, положение, как говорится, "хуже губернаторского". Политическая экономия во многих уже не преподается. Сначала её заменили основой экономических учений, потом вообще какую-то сборную солянку начали читать — "экономикс". А потом на некоторых факультетах, и в частности на историческом, вообще отменили экономическую теорию. На исторических факультетах иногда встречается курс социальной философии. Но всё заменено историей философии — перечислением фамилий, имен, дат, биографий, казусов и случаев из жизни того или иного философа. Что остается в голове для методологии — непонятно.

Более того, в педагогических вузах ввели основу преподавания православной культуры. Группы под это набирают специально. Идет давление не снизу, а сверху. Многие студенты, даже те, которые тянутся к материализму, к действительной истории, очень часто просто побаиваются подходить к преподавателю, исповедующему идеи, которые не соответствуют мнению Сванидзе и прочих.

После выхода первого издания "Капитала" Маркса часто обвиняли в том, что он "не предвидел будущего", что "не дал рецептов для кухни будущего" — это его собственное выражение. Да, Маркс никогда не сочинял таких рецептов. А что касается "пренебрежительного отношения к русским", то пусть прочтут его письма к Вере Засулич. Их ведь было три варианта — настолько тщательно он их отрабатывал и пришел к идее, что русская община может послужить базисом социального движения в России.

Следующая проблема — проблема социального насилия. Нам обещают свободу — дают ОМОН. Нам обещают права, но попробуйте добиться прав перед чиновником без взятки. Если человека ударили, воздействовали на него физически, это считается насилием. А социальные ограничения? А вопиющее неравенство, беззащитность перед произволом? А политические безобразия, которые творятся? Это что, не насилие над личностью? А идеологическое давление по всем каналам телевидения и радио, по всем газетам и по всем формам пропаганды — это что, тоже не насилие? Социальное насилие в чистом виде. Но главное заключается в том, что мы не понимаем и не задумываемся о том, что такое власть. Почему у нас такие люди, как Ельцин и прочие, могли ворочать политическими рычагами в обществе? Мы просто просмотрели тот момент, о котором Маркс писал еще в XIX веке, а Ленин — в начале ХХ века. О том, что, говоря о власти в эпоху позднего капитализма и империализма, мы должны говорить не о власти личности или партии, а о власти вещей, о власти превращенной человеческой деятельности, когда вещь, созданная человеком, начинает господствовать над ним. Власть обезличивается, работает система. Вот на что надо указывать и в программных документах, и в пропагандистской работе.

Теперь по поводу собственности. Читаешь иногда газеты, вроде бы наш автор пишет, и в целом правильно, но у него вдруг встречается истолкование собственности как отношения человека к вещи, к предмету. Я имею что-то, значит, я владелец, я собственник. Но ведь говорится же у Маркса совершенно точно, что собственность есть отношение между людьми по поводу их различного отношения к условиям своего собственного существования и воспроизводства. Отношения между людьми — вот суть собственности. Различие между товаровладельцем и товаропроизводителем мы тоже не подчеркиваем. Потому что у нас посредников больше, чем производителей. Спекулянтов, иными словами. Ведь мы же не столько производим, доведя уровень производства до 42% от 80-х годов, сколько торгуем, продаем.

Мне кажется, на эти современные проблемы и ряд других, о которых можно говорить и говорить, надо обращать внимание в Программе партии и в практической деятельности. Потому что путаница еще продолжается — как от плохого знания собственной теории, так и исходящая от официальных органов власти и обслуживающего её пропагандистского аппарата, оправдывающего и обеляющего эксплуататорскую сущность режима.

Василий Кузьмич ФЕДИНИН, доктор экономических наук, профессор, член Центрального совета движения "За возрождение отечественной науки":

— Сегодня самое важное — применять марксизм к анализу действительности, потому что мы находимся в тяжелейшем кризисе. Не знаю, можно ли назвать нынешнюю власть буржуазной, но то, что она криминальная, несомненно.

По телевидению перед всем народом выступает председатель Комитета Госдумы по собственности Плескачевский и заявляет, что мы, мол, так хорошо работаем с собственностью потому, что никаких политэкономий не изучали, Маркса не знаем. Поэтому мы свободно действуем. Мы действуем смело, и поэтому у нас должно всё получиться. Вот такова власть. Не стесняется собственного невежества и не понимает, что подавляющее большинство буржуев-эксплуататоров Маркса не читали, но зато Маркс научно разоблачил их "свободную деятельность" по грабежу народа.

Сейчас нас всячески заряжают социальным оптимизмом: "В стране всё идет хорошо".

Нас убеждают, что за годы путинского правления создали мощный стабилизационный фонд, который поможет в кризисные дни справиться с любыми трудностями. А на деле его главной функцией стало поддержание доллара во время кризиса, который идет на Западе, особенно в американской экономике. Потому что кризис там сегодня развивается не только финансовый, он постепенно захватывает и производственную сферу, и энергетику. И для нас как экономики слабой, сырьевой он очень опасен. А нам говорят, что это всё не важно. Сейчас стабилизационный фонд разделили на резервный и фонд благосостояния. Но производственной сфере опять никакого проку от этого нет. Резервный фонд будет по-прежнему размещен в зарубежных банках и ценных бумагах. Не менее 60% фонда благосостояния — тоже. О каком развитии тут можно говорить? В 2007 году мы понесли прямой убыток от размещения денег в долларовой зоне более чем на -60 млрд. Кудрин и его команда просто нагло обманывают общество, заявляя, что стабфонд приносит стране великую прибыль. На самом деле такая политика приведет не к процветанию экономики, а к углублению кризиса. Как можно так поступать? Производственные отрасли, работающие на внутренний рынок, остаются без денег. Корпоративные долги крупных компаний иностранным банкам превысили все, что мы раньше имели в рамках госдолга. И когда наступит момент отдавать эти долги, окажется, что государство не в состоянии это сделать. Значит — опять дефолт. Но они ведь сами признают, что политэкономию не учили А что с неуча взять? Его гнать надоИ всё это происходит на фоне сплошной коррупции и разворовывания средств. Недавно опубликованы итоги исследования группой экономистов теневого сектора российской экономики. За первые пять лет правления Путина было выявлено хищений и доходов, выведенных по фиктивным договорам в теневой сектор, на 15,5 трлн. рублей. Обнаружено 4-8 тыс. криминальных фирм, которые различными путями легализовали эти деньги. Сотни банков участвуют в отмывании миллиардных сумм. Другими словами, через криминал сегодня уходит до 27% ВВП. А нам каждый день рассказывают об успехах национальных проектов, которые составляют всего 2—-%Причем, по свидетельству авторов исследования, имеются все необходимые материалы, чтобы предъявить конкретным фигурантам обвинения в мошенничестве, прямом хищении. Но никаких движений нет. И это не случайно.

А нас потчуют информацией, что положение страны на финансовых рынках прочное. Что никакие финансовые кризисы на Западе нам не грозят и бояться их нечего. Хотя у нас практически нет ни самостоятельной финансовой системы, ни экономической. Мы не можем обеспечить даже минимальный уровень продовольственной безопасности. Почти вся пищевая и легкая промышленность принадлежит иностранным корпорациям. И все деньги, которые граждане тратят на покупку этих товаров, уходят за рубеж. Давно назрел вопрос о разрыве с долларовой системой, потому что она высасывает из нашей страны соки. Надо иметь свою независимую экономическую политику, собственную независимую валюту. Но для этого только разговора о развитии и поддержке малого бизнеса мало. Для этого нужно всерьез разрабатывать комплексные программы подъема ключевых отраслей экономики и решения социальных проблем. Думать надо не о "страданиях" своих и чужих буржуев, а о трудящихся. Но речи высоких чиновников не дают никаких оснований предполагать, что есть какая-то четкая и продуманная программа перспективного развития страны. Есть только какие-то мелкие локальные проекты, частные увлечения, но нет никакой ясной стратегии. Власть зациклилась на догматических концепциях либерального толка. Дескать, всё выправят частный капитал, частная собственность. И сам нынешний режим не готов и не собирается брать на себя как на государство заботу о финансировании долгосрочных проектов развития страны.

Правильно говорят, что от этой власти другого и ждать нечего. Без действия коммунистов и патриотов вряд ли можно рассчитывать на сдвиги в её позиции.

Давид Викторович ДЖОХАДЗЕ, доктор философских наук, профессор, научный руководитель открытого академического теоретического семинара "Марксовские чтения":

— После почти 20-летнего периода идейного разброда и шатаний в России, других странах СНГ, да и во всем мире возникла особая заинтересованность к учению Маркса, о чем, как известно, свидетельствуют представительные европейские международные социологические опросы через Интернет, радио и телевидение. И это понятно, ибо марксов идеал единого бесклассового человечества, свободного от всякой эксплуатации и построенного на принципах гуманизма, дружбы и взаимопомощи всех народов, свободы личности, равноправия, справедливости и благосостояния народов, востребован современностью. Весь современный мир в сущности развивается по Марксу.

Каждая эпоха имела свои идейные ориентиры. Одним из главных, причем ложных ориентиров в постсоветское время была и пока всё еще остается ненаучная, публицистически-ангажированная базарная критика марксизма-ленинизма. Вчерашние титулованные "марксисты" и самые непроходимые чинуши от науки, а также часть партноменклатурщиков, разглагольствующие о якобы устарелости или даже крахе марксизма, суть не более как худшая разновидность старого оппортунизма. Объективный ход новейшей истории показывает, что не марксизм устарел, а устарели социал-демократические "поправки" к нему и его буржуазно-либеральная "критика", ведущиеся с тупым упрямством, к тому же без учета богатых эмпирических данных современности. В таких условиях особое значение приобретает теоретическая борьба за чистоту марксизма.

Многие основополагающие положения классиков марксизма в постсоветское время подвергаются социал-демократической экспертизе, часть марксистов, насилуя себя, пытается "ревизовать" собственные взгляды. В целях опровержения Маркса реанимируется и пропагандируется социал-демократическая фикция о якобы изменившейся природе капитализма, который, дескать, превратился в общество "всеобщего благоденствия".

Утверждение современных антимарксистов всех мастей о крахе марксизма и марксизма ленинизма — антидиалектично. Поступательное развитие идей Маркса, в частности, о социализме — налицо: если в XIX веке теория социализма, как писал Ленин, превратилась из утопии в науку, то XX век был ознаменован началом практического возникновения и развития социализма уже как общественно-экономической формации. Можно предполагать, что XXI век будет принадлежать социализму. В противоборстве со старым миром Парижская коммуна просуществовала 72 дня, временно отошедший советский социализм — 72 года, социализм успешно развивается во Вьетнаме, Китае, Корее, на Кубе, а Венесуэла и Боливия уже становятся на путь социализма. Идеи социализма по-прежнему живут в сердцах и умах народов "третьего мира", всех стран СНГ и являются мощным фактором социального движения современности.

Следовательно, здесь налицо не крах, а исторический прогресс марксизма.

При стремительно истощающихся источниках жизни, жестокой борьбе США и НАТО по наведению "нового мирового порядка" и обладанию мировыми ресурсами, а также при наличии глобальных проблем современности становятся совершенно очевидными преимущества социализма и его планомерного хозяйствования перед хозяйствованием капиталистическим. Само существование капитализма в XXI веке становится опасным для человечества Непонимание утверждения Маркса о прогрессирующем обнищании пролетариата — плод недиалектического осмысления сформулированного в "Капитале" Маркса закона об относительном и абсолютном обнищании пролетариата, который нисколько не потерял своей актуальности. Подтверждением этому как раз и является то, что, по данным ООН, 2/населения современного буржуазного "демократического", "гуманного" и "просвещенного" мира, прежде всего в развивающихся странах, живет в бедности и за чертой бедности.

Кто же они, если не пролетарии? Более того, они — люмпен-пролетарии. Причем если обнищание в современном мире носит характер относительный, то постоянно увеличивающееся отставание экономического и духовно-культурного положения — абсолютный. Разрыв в экономическом положении между фараоном и рабом был во сто крат меньше, чем между современным рабочим и олигархом.

Международные источники (такие, например, как Всемирный банк, ООН и др.) подтверждают растущую пролетаризацию народов, которую нельзя списать лишь на слаборазвитые страны. Она характерна и для США, где в 1999 году ниже уровня бедности жило 11,8% населения. Бедность и нищета — это позор современного капитализма и всего человечества, а скрывать растущую пролетаризацию народов — преступление.

Современный капитализм, а на это в "Манифесте" указывали еще в 1848 году Маркс и Энгельс, выработал технически сложную и юридически весьма изощренную систему эксплуатации человека человеком, государства государством, континента континентом, систему транснационального выкачивания прибавочного труда из слаборазвитых стран Африки, Азии и Латинской Америки. Так не справедливо ли будет обратиться к руководителям, парламентариям, господам академикам, господам политикам и прочим вельможам-конъюнктурщикам — сторонникам современного капитализма "с человеческим лицом": к какому классу, если не к пролетариату, отнести эту огромную армию голодающих в современном, переполненном богатством мире?

Юрий Васильевич ЕМЕЛЬЯНОВ, кандидат исторических наук, публицист, писатель, лауреат Междуна8 родной премии им. М. Шо8 лохова:

— Выступавшие уже отметили, что капитализм ведет к деградации культуры, в том числе и в нашей стране. И это хорошо видно на отношении к Марксу. Первейший мыслитель человечества под фактическим запретом. Его учение извращено. И, к сожалению, мы, обсуждая эти вопросы на академическом уровне, даже не подозреваем, до какой степени вульгаризации дела Маркса, его образа доходят хулители. Идет немудрящая фальсификация, грубая фальшивка. Например, как в книге "Красное зарево", где говорится о том, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс были агентами английского премьера Дизраэли, которые якобы были заброшены в рабочее движение. Грубо, дико, но с расчетом на влияние на умы некритически мыслящих граждан. И вот уже совсем недавно в книге, где было очень неплохо сказано об истории Великой Отечественной войны и роли товарища Сталина, походя, говорится, что, мол, с Марксом и Энгельсом всё ясно — это агенты Дизраэли и т. д.

Основная идея многих нынешних "писателей" состоит в том, чтобы отлучить марксизм от России, доказать, что всё происшедшее в России не имело к нему отношения. При этом забывают, что именно большевистская партия оказалась наиболее верной принципам марксизма во время тяжелого испытания — Первой мировой войны. Да, оставались какие-то сознательные группы среди социал-демократий, но единственной партией, которая сохранила верность лозунгу "Пролетарии всех стран, соединяйтесь-", оказалась большевистская. А потом социал-демократические партии, изменившие в 1914 году марксизму, менторски поучали большевиков, что они, вопреки марксизму, произвели революцию и стали строить социализм в стране, объективно к этому не готовой. Но, как правильно сказал товарищ Сталин еще на VI съезде партии, "существует марксизм догматический и творческий, и я стою на почве последнего".

Когда у нас начали забывать марксизм? Откровенно говоря, и в советское время это тоже была очень большая проблема — соответствовать званию марксиста. Вспомним высказывания Сталина на февральско-мартовском пленуме 19-7 года. Он говорил, что не знает, многие ли члены ЦК усвоили марксизм, многие ли секретари обкомов и крайкомов усвоили марксизм. Он как раз обращает внимание на то, что это очень непросто — овладеть марксизмом. Он говорит, что требуются десятилетия, чтобы усвоить эту теорию. Как Ленин усвоил марксизм, как он читал сочинения Маркса? Он их прорабатывал, конспекты составлял, перечитывал раз, другой, третий, вживался в них. Сталин выдвигает на 19-7 год задачу переобучения всех руководящих членов партии через партийные курсы, ленинские курсы и курсы по истории партии. Через несколько лет он возвращается к этой проблеме. В "Экономических проблемах построения социализма в СССР" Сталин задается вопросом: "Как воспитать молодые кадры в духе марксизма ленинизма?" Он понимал, что настоящих марксистов очень мало, остро ощущал опасения, что марксизмом овладели недостаточно. Этого, я думаю, никак нельзя отрицать.

Например, выдвинутая Сталиным еще в июле 1928 года идея о том, что по мере нашего продвижения вперед сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться, была высмеяна многократно Хрущёвым и другими.

А вместо нее была предложена формула, что социализм победил полностью и окончательно и реставрация капитализма невозможна. Ну и кто оказался прав в этом споре — Сталин или Хрущёв?

В рассуждениях на уровне мышления оказалась, пользуясь любимым выражением Сталина, "выброшена за борт" диалектика. Механистический подход, неумение видеть противоречивость любых явлений, к сожалению, касаются не только наших врагов, но и нас самих. Сталин на совещании пропагандистов 1 октября 19-8 года осудил тех горе-историков, которые не хотят диалектически оценить события: "У нас теперь завелось так, что с точки зрения настоящего критикуют то, что было 500 лет назад. Религия имела положительное значение во времена Владимира Святого. Тогда было язычество, а христианство было шагом вперед. Теперь наши мудрецы с точки зрения новой обстановки в ХХ столетии говорят, что Владимир — подлец и язычники — подлецы…" Что сделать, чтобы очистить общественное сознание от либерального и мелкобуржуазного мусора? Как докричаться до сознания людей? Народ постоянно обманывают. Задача исправить этот обман, конечно, выше сил нашего "круглого стола", но хоть маленькую толику мы в её решение внесем.

Владимир Васильевич СУХОДЕЕВ, кандидат философских наук, публицист, писатель:

— Здесь уже говорили о "перевертышах в марксизме".

Мне пришлось быть на двух конференциях, где выступали те, кто раньше на марксизме делал научную и профессиональную карьеру, а теперь "камня на камне" — как они считают — не оставляют от марксизма. Выступает Фёдор Бурлацкий: "Я отменил классовую борьбу, я раскрыл глаза Хрущёву на то, что классовой борьбы нет". Болтун, конечно, но грязь-то выплеснул, а ответить ему не дают. Ни на конференции, ни в официальной печати. В вузах марксизм не преподается, труды классиков из библиотек изымаются, в магазинах не продаются. Литературу марксистскую практически нельзя издать. Пишу книгу о Сталине. Стараюсь показать Сталина как военного теоретика. Мне говорят, что это не нужно. Даже упоминают его только как Верховного Главнокомандующего, не называя имени, как, например, у академика Чубарьяна.

У нас стараются вычеркнуть, что Сталин боролся за ленинизм, за марксизм в самое тяжелое время. Здесь упоминали книгу Кара-Мурзы. В ответ хорошо бы переиздать книгу Раисы Конюшей "Карл Маркс и революционная Россия". Это великолепная марксистская книга. Но такие книги сегодня не издашь. Конечно, есть издательства, которые выпускают разную литературу. Но те книги, которые стоят на защите истории советской эпохи, марксизма-ленинизма, печатаются в лучшем случае одной-двумя тысячами экземпляров. И самое печальное, что эта литература не доходит до молодежи.

Я не согласен, что молодежь вся плохая и неразвитая. В некоторых школах Москвы приятно видеть, что у ребят есть научные кружки, проходят конференции, где они выступают с докладами. И нужно сказать, что выступают правильно. Когда у них спрашиваешь, почему они так думают, то они говорят: "Вся эта телевизионная муть проходит мимо наших ушей".

Многое зависит от учителей, а еще больше — от директора. А директорам сегодня приходят указания из "Единой России", что писать и что читать, кого пускать, а кого не пускать. Ветеранов войны в Москве уже начинают не пускать в школы.

Мы говорили о перевёртышах, но есть и творческие марксисты в области философии, экономики, истории. У нас есть те, кто показывает значение диалектического и исторического материализма, как бы нам ни навязывали вместо него буржуазную социологию. Но этим ученым очень трудно выступить. Они не отрекаются от марксизма ленинизма, но отвергают "хрущёвско-брежневский марксизм". И в этом их трудно осуждать. Я могу подтвердить то, что говорил С.П. Костриков, потому что мне пришлось работать в то время в аппарате ЦК. Все большие выступления, особенно по вопросам теории, всегда писались какой-то группой специалистов. Но они не ставили себе задачу десять раз перечитать Маркса и Ленина, а уже после этого разобраться и написать. Писали так, как знали, как умели. Поэтому на труды Хрущёва, Брежнева, Горбачёва трудно сослаться как на марксистские, теоретические. В этом одна из тех причин, что сегодня делают вид, будто марксизма-ленинизма нет вообще.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что сегодня состоялся замечательный, интересный разговор и стоит подумать о продолжении.

Людмила Леонидовна ВАСИНА, кандидат экономических наук, главный специалист Российского государственного архива со8 циально-политической ис8 тории, руководитель группы МЭГА:

— Как уже отмечали все выступавшие, несмотря на многолетние попытки "списать в архив" теорию Маркса, сегодня очевидно, что и спустя 125 лет после смерти Маркс остается одной из наиболее значительных фигур в мировой истории. Его идеи в огромной степени повлияли на развитие человеческого общества в ХХ веке и продолжают сохранять немалое влияние на современный мир. По оценке небезызвестного З. Бжезинского, данной им в 1970 году, система взглядов К. Маркса — марксизм — представляет собой "наиболее влиятельную теорию нынешнего столетия". Уже при жизни Маркса называли великим мыслителем своего времени, но и сегодня он неизменно занимает первые места в опросах общественного мнения как один из крупнейших ученых и мыслителей прошлого, идеи которого имеют научное и политическое значение.

Немалый вклад в защиту теоретического и идейного наследия Маркса в последние 20 лет внесло издание МЭГА — Полного собрания сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса на языках оригинала. В его подготовке мне посчастливилось принимать участие. Работа была начата еще в 70-е годы, а с 1990 года ведется под руководством Международного фонда Маркса и Энгельса (Амстердам/Берлин). Издание МЭГА содержит полную научную публикацию всего сохранившегося теоретического и эпистолярного наследия Маркса и Энгельса. В работе над изданием, являющимся сегодня центром исследований в области собирания, изучения и публикации наследия Маркса и Энгельса в международном масштабе, принимают участие ученые Германии, России, Японии, Нидерландов, США, Австрии, Франции. Поддержку изданию оказывает Китай.

Общий объем МЭГА составит 12-тома (каждый в двух книгах: одна книга с текстами, вторая — с комментариями и научно-справочным аппаратом), из которых к настоящему времени вышли в свет 59 томов (115 книг). Выход каждого нового тома МЭГА освещается в ведущих газетах и научных журналах Германии, Великобритании, США. Информацию о ходе работы над МЭГА публиковала и газета "Правда". В настоящее время завершается публикация всего экономического наследия Маркса во втором отделе издания.

Последовательное проведение принципов издания — полнота и аутентичное воспроизведение текстов на языках оригинала, хронологическая последовательность, ретроспективный подход к комментированию — дает возможность проследить развитие идей Маркса и Энгельса, установить и уточнить многие факты их жизни и деятельности.

Издание МЭГА дает четкое понимание того, что теория Маркса и Энгельса является результатом подлинно научного познания и требует отношения к себе с позиции конкретного историзма, в том числе понимания диалектики развития, сложного взаимодействия исторической и идейной среды, естественной трансформации идей в ходе исторического развития и познания этого процесса.

Во всем огромном литературном наследии Маркса и Энгельса необходимо различать фундаментальные научные разработки и те его компоненты, которые отражали конъюнктуру политической борьбы в определенный исторический период, а также публицистику, эпистолярное наследие, черновые подготовительные материалы и пр. Каждая часть этого литературного наследия требует анализа и оценки (по законам жанра).

Именно такого подхода недостает сегодня многим публикациям о Марксе и его теории. Это касается, в частности, и упоминавшегося вопроса об отношении Маркса к России, которое не имеет ничего общего с русофобией, приписываемой Марксу отдельными недобросовестными авторами.

Игорь Николаевич МАКАРОВ, член ЦК КПРФ, второй секретарь ЦК СКМ РФ:

— Мы сегодня взяли хороший старт. Подобные "круглые столы" и семинары пройдут в партийных организациях в большинстве регионов.

С чем столкнулся я. Мы с профессором Рудаковым — это довольно известный воронежский марксист — готовили "круглый стол", посвященный 190-летию Маркса и 160-летию выхода в свет "Манифеста". Пошел я, как любил говорить Ильич, "посоветоваться с Марксом" — в библиотеку.

Это крупнейшая в Центральном Черноземье библиотека — Никитинская, вроде Ленинской в Москве. Придя туда, заказал ту самую книжку Раисы Конюшей, о которой упоминалось, и два тома из Собрания сочинений Маркса и Энгельса. Когда женщина, которая сидит на выдаче, увидела мой заказ, она не то что удивилась, а изумлена: "Как Маркс? Ну… если, конечно, мы его еще не списали, то я поищу".

Вот отношение в фундаментальных библиотеках к наследию Маркса и Энгельса. И когда мы говорим — совершенно справедливо, — что весь западный мир, вся Западная Европа впитали марксизм как необходимый атрибут культуры наравне с христианством, то в нынешней России властвуют какой-то вандализм и изуверство.

Отношение к Марксу меняется как со стороны людей, так и со стороны режима.

Восприятие Маркса правящим режимом в 90-е годы — это совсем не то, что в настоящее время. Вспомним, что было в 90-е годы. Тогда его критиковали с либеральных позиций: что это в лучшем случае — сказочник, утопист, а в худшем — подстрекатель черни. Я позволю себе одну цитату из Марка Захарова, режиссера театра Ленком, который для определенных людей является образцом интеллигентности. Вот что этот "образец" говорил тогда (цитирую): "Почему и за что мы так сильно полюбили Карла Маркса? Ведь научный итог раздумий этого недоучившегося германского маргинала обращен к бомжам, люмпенам, отщепенцам, наконец, просто к бездельникам и подонкам, не сделавшим за свою жизнь ничего такого, что можно было бы полюбить и с чем было бы жаль расставаться".

Ну что здесь скажешь?

"Интеллигентный" подлец, прислужник власти лишь подтвердил слова Маркса о том, что для буржуя "нищета есть преступление, ложащееся тяжелым пятном на её носителе".

Но к чему пришел режим от квалификации Маркса как "сказочника" и "утописта" сегодня, когда взяла верх другая часть буржуазии, так сказать, "национально ориентированная"? Здесь уже совершенно правильно отмечали, что теперь у них Маркс — "русофоб", "славянофоб", "человеконенавистник", "человек, который всю жизнь посвятил борьбе против России и русских". Доходят до того, что ставят на одну доску с Гитлером. Отсюда вытекает прямой вывод: раз коммунизм и фашизм — это одно и то же, над марксизмом и коммунизмом нужно учинить тот самый "нюрнбергский процесс", которым давно бредят и Линблад, и Новодворская.

Когда наши товарищи из КПРФ встают на собраниях и начинают излагать всё то, что написано у Кара-Мурзы, — это неспроста. Нет нормального, адекватного марксистского ответа. Но почему Маркса так боятся и буржуи, и "левые" публицисты-националисты? Перефразируя Горького, можно сказать, что даже в смерти своей Маркс страшен нашей новой криминальной буржуазии и её право-левой идеологической обслуге. Всё очень просто: "Идея, овладевшая массами, становится материальной силой".

Д.Г. НОВИКОВ:

 

— Мы будем завершать наш разговор. Спасибо за те суждения и критические замечания, которые были высказаны. Несмотря на то, что во всех крупных проблемах в основном все участники были солидарны, тем не менее мы вправе называть наше обсуждение дискуссией. Мы для того и собрались, чтобы поднять на страницах главной партийной газеты тему годовщины со дня рождения Маркса, значения марксизма в истории человечества.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.