Официальный интернет-сайт ЦК КПРФ – KPRF.RU

Газета "Правда". Африка пытается разорвать цепи угнетения

2022-07-01 16:05
Сергей КОЖЕМЯКИН, политический обозреватель «Правды».

Африка пытается разорвать цепи угнетения. Ширится протест против марокканской аннексии Западной Сахары, всё больше стран не согласны с присутствием на континенте европейских и американских войск.

 

Ворота для капитала

Утверждения о том, что эпоха колониальных империй безвозвратно ушла, являются опасной иллюзией. Стремление к захвату новых рынков — врождённое свойство капитализма. Каким способом совершается экспансия — путём прямого политического подчинения или всесторонней зависимости формально суверенной страны, — не так важно. В любом случае закабалённый народ становится инструментом в руках чужих держав, из него выжимают все соки, которые могли послужить для его собственного развития.

Углубление кризиса и обострение межимпериалистических противоречий лишь стимулируют экспансию. Символом этого стала ситуация вокруг Западной Сахары, которую часто называют последней колонией Африки. До 1975 года её территория принадлежала Испании. Вопреки воле местных жителей Мадрид пошёл на сговор с Марокко и в обмен на экономические преференции позволил королевству оккупировать эти земли. Началось восстание, результатом которого стало провозглашение Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР). ООН признала право её народа на самоопределение, осудила оккупацию и обязала Марокко провести референдум.

За тридцать лет этого так и не произошло, а недавно западные страны пошли на узаконивание аннексии. Сначала о признании Западной Сахары частью Марокко объявили США, в марте этого года то же самое сделала Испания. Премьер-министр Педро Санчес назвал автономию региона в составе королевства «наиболее серьёзной, реалистичной и надёжной основой для решения вопроса Западной Сахары». В Мадриде сообщили о желании начать новый этап в отношениях с Рабатом, заявив, что «две страны неразрывно связаны историей, географией и общими интересами». После этого в Мадрид вернулся отозванный в прошлом году посол королевства, готовится визит Санчеса в Марокко.

Напомним, испанский премьер представляет социалистов, которые прежде рьяно отстаивали «полную деколонизацию Африки». Их партнёр по коалиции — партия «Подемос» — также заняла позицию стороннего наблюдателя. Она назвала решение Санчеса «непрозрачным и непоследовательным», но тут же уточнила, что подобные события не могут ослабить прочность альянса.

За скандальным решением скрывается расчёт. Во-первых, Мадрид хочет задобрить марокканские власти, которые в прошлом году спровоцировали миграционный кризис. Во-вторых, королевский режим известен прозападной политикой, и сотрудничество с ним даёт возможности для проникновения европейской буржуазии в Африку. Схожие мотивы привлекают Вашингтон. Во время недавнего визита госсекретаря США Энтони Блинкена в Марокко его коллега Насер Бурита заявил, что страна может стать «воротами для американских компаний на континент». Именно в королевстве пройдёт намеченный на июль экономический форум «Африка — США», а недавно Рабат и Вашингтон провели очередной этап ежегодных военных учений «Африканский лев». В Белом доме приветствовали соглашение Марокко и Израиля в оборонной сфере, благодаря которому королевство получит зенитно-ракетные комплексы и боевые беспилотники.

Империалистические игры спровоцировали конфликт. Руководство САДР отметило, что Испания использует народ Западной Сахары как разменную монету. Его поддержали власти Алжира, приостановившие действие договора о дружбе и добрососедстве с Мадридом. Там напомнили, что вплоть до окончательной деколонизации Западной Сахары за Испанией закреплялся статус управляющей державы. Поддержкой оккупации Мадрид нарушил правовые, политические и моральные обязательства. «Алжир не откажется от поддержки Западной Сахары и Палестины, поскольку это два примера незавершённой деколонизации», — указал президент страны Абдельмаджид Теббун. В Мадриде не нашли ничего более подходящего, как обвинить Алжир в зависимости от Москвы. По словам министра экономики Нади Кальвиньо, именно сближение африканской страны с Москвой повлияло на решение о приостановке договора о дружбе.

 

Аппетиты Парижа

Вмешательством в дела континента занимаются и другие западные столицы. В последние месяцы ухудшились отношения Алжира с Францией. В Париже допустили серию грубых выпадов в адрес своей бывшей колонии. Накануне 60-летия победы алжирского народа в борьбе за независимость президент Эмманюэль Макрон встретился с ветеранами карательных отрядов, где заявил, что алжирская нация не существовала до французской колонизации и что «военно-политический режим» страны «зарабатывает политический капитал» на ненависти к Парижу. Кроме того, Франция вдвое сократила миграционные квоты для граждан североафриканской страны, резко выросло число депортаций. В ответ Алжир отозвал посла и запретил французским военным самолётам входить в своё воздушное пространство. Напомнив, что в результате антиколониальной революции 1954—1962 годов были убиты 1,5 млн алжирцев, Теббун заявил, что преступления колонизаторов соответствуют самым строгим определениям геноцида и не могут быть предметом манипулирования фактами.

Раздражение французских властей вызвано несколькими причинами. Здесь и нежелание Алжира существенно наращивать объём поставок газа в Европу взамен российского, и поддержка страной освободительного движения. С ним Франция сталкивается сразу в нескольких африканских государствах, включая Мали. Руководство последнего расторгло соглашения с Парижем в области обороны и заставило бывшую метрополию вывести войска из-за «грубого нарушения национального суверенитета». По той же причине из страны выслан французский посол, запрещено вещание телеканала «Франс 24» и международного радио Франции.

Отношения двух стран обострились ещё в 2020 году, когда военными был смещён верный союзник Парижа — президент Ибрагим Бубакар Кейта. Новые власти не торопились безоговорочно следовать в фарватере французской политики, что доказало приглашение российских военных инструкторов. После этого по инициативе Макрона против Бамако (столица Мали) были введены санкции. К ним присоединились как члены Евросоюза, так и ряд африканских стран. Конфликт ещё больше углубился, когда власти Мали объявили об обнаружении массового захоронения у французской базы в городе Госси. Как отмечается, это лишь один из примеров хозяйничанья иностранных вояк, на счету которых грабежи, изнасилования и контрабанда. В Бамако обвиняют зарубежные контингенты в передаче оружия боевикам, для борьбы с которыми те формально находятся в Африке.

В конце концов Франция вывела войска в соседний Нигер, где у неё уже есть военно-воздушная база. Но, как уточнили в Париже, основная часть контингента будет расположена в приграничных с Мали районах. Это можно считать скрытой угрозой, тем более что в Бамако недавно заявили об инспирированной Францией попытке переворота.

Потеря Мали — чувствительный удар для Парижа, ведь эта страна являлась опорной базой французского присутствия в Западной Африке. Оно стартовало в 2013 году, когда официальный Бамако запросил помощь для борьбы с восстанием племён туарегов. В следующем году операция, получившая название «Бархан», распространилась ещё на четыре страны — Буркина-Фасо, Мавританию, Нигер и Чад, а Париж привлёк партнёров по Евросоюзу. Среди них Великобритания, Швеция, Дания и даже Эстония. Всего в операции участвуют свыше 5 тыс. иностранных военнослужащих, но костяком остался французский контингент.

Официальный повод — борьба с исламистами — трудно назвать иначе как сомнительным. Ввод западных войск не только не уменьшил террористическую активность, а обернулся её многократным ростом. Разрозненные отряды объединились в сильные и хорошо вооружённые группировки, крупнейшие из которых — «Исламское государство в Большой Сахаре»* и связанная с «Аль-Каидой»* «Джамаат Нусрат аль-Ислам валь-Муслимин»*. Только в Буркина-Фасо число жертв конфликта выросло с 36 в 2014 году до 2,4 тыс. в 2021-м, а всего в зоне проведения операции «Бархан» — с 456 до 6 с лишним тысяч. Число беженцев за восемь лет увеличилось в семь раз — до 3,5 млн. Зона активности боевиков постоянно увеличивается и уже охватила северные районы Бенина, Ганы и Кот-д’Ивуара.

Жители обвиняют иностранные войска в тайной помощи экстремистам. По их мнению, делается это для расширения военного присутствия и вмешательства в дела африканских стран. Очевидно также то, что в ряды боевиков людей толкают нищета, возмущение преступлениями интервентов и их марионеток из числа африканских режимов. В странах региона голодают 18 млн человек, вдвое большее число нуждается в продовольственной помощи. Но иностранные державы это не интересует. Им нужен контроль над континентом и его ресурсами, что хорошо видно на примере политики Франции. Восемь стран (Мали, Нигер, Буркина-Фасо и др.) до сих пор используют в качестве валюты западноафриканский франк. Согласно навязанным соглашениям, он привязан к евро, а половину своих валютных резервов страны хранят во французских банках. Париж имеет военные базы в Нигере, Сенегале, Кот-д’Ивуаре, Габоне, Буркина-Фасо, Чаде, Джибути, Мавритании, активно вмешиваясь в дела африканских стран. Подсчитано, что за 60 лет Франция совершила как минимум 40 интервенций и организовала множество переворотов. Поэтому слова Макрона, что он из поколения, «которое не говорит Африке, что делать», а стремится лишь «помочь братьям и сёстрам добиться процветания», являются пустой демагогией.

 

Растущее сопротивление

Этим грешат и другие капиталистические державы. Рассуждения американских правящих кругов о демократии и свободе «подкреплены» базами в четырнадцати африканских странах. На крупнейшей из них — «Кэмп-Лемонье» в Джибути — служат 4,5 тыс. человек. Около 2 тыс. американских солдат расквартированы в Западной Африке. В мае президент США Джо Байден одобрил предложение Пентагона о восстановлении военного присутствия в Сомали. Туда будут отправлены 500 бойцов сил специальных операций. Это произошло после ухода в отставку президента Абдуллахи Мохамеда. Он пытался проводить самостоятельную политику, что выразилось в поддержке правительства Эфиопии в ходе разгоревшейся там гражданской войны. Запад, напомним, благоволил мятежникам из Народного фронта освобождения Тыграя.

Наращивание сил США прямо объясняют желанием сохранить влияние. «Мы больше не можем позволять себе недооценивать экономические и геополитические возможности, которые воплощает в себе Африка и которые признают такие конкуренты, как Китай и Россия. Наши силы должны получить доступ к стратегическим точкам, чтобы помешать усилиям, которые угрожают свободе действий США», — заявили в африканском командовании американских вооружённых сил.

Палата представителей США одобрила законопроект «О противодействии враждебной деятельности России и её ставленников в Африке». Документ обязал Белый дом разработать ответные меры, среди которых санкции против стран, чья политика «направлена против целей и интересов Вашингтона».

Неоколониальная стратегия наталкивается на растущее сопротивление. За последние два года патриотически настроенные военные отстранили от власти прозападные режимы в Мали, Гвинее, Буркина-Фасо. В других странах ширятся протесты. В Нигере и Чаде люди выходят на улицы и блокируют движение иностранных военных конвоев. В Габоне оппозиция выступила против расширения французского военного присутствия и предоставления исключительных прав на добычу французской нефтяной корпорации Maurel & Prom. А в Гане массовое возмущение вызвало соглашение, заключённое властями с Вашингтоном. Оно позволяет военным США использовать столичный аэропорт, создавать базы и наделяет американских военнослужащих юридическим иммунитетом, которым пользуются дипломаты.

Подобные тенденции являются шагом вперёд, однако нередко всё сводится к замене одних «опекунов» другими. Так, власти Мали, изгнав французских вояк, дали согласие на увеличение немецкого контингента. То же самое касается приглашения наёмников из частных военных компаний. Это приводит к закреплению отсталости и угнетения. Для того чтобы вырваться из трясины, народы Африки должны не выбирать из разных «сортов» империализма, а отвергнуть капиталистическую систему как таковую.

* Организация, запрещённая в РФ.