Официальный интернет-сайт ЦК КПРФ – KPRF.RU

В Госдуме депутаты-коммунисты обсудили поправки в федеральный бюджет

2018-11-13 14:59
Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме. Алексей Брагин.

13 ноября в Госдуме рассматривались уточнения в федеральный бюджет на 2018 год и на плановый период 2019-2020 годов». В обсуждении активное участие приняли депутаты фракции КПРФ. С докладами выступили министр финансов России А.Г. Силуанов, председатель Счетной палаты РФ А.Л. Кудрин.

В.А. Ганзя, фракция КПРФ:

- Спасибо.

Уважаемый Антон Германович, доходы 1,8 триллиона рублей, расходы 217 миллиардов рублей. Вообще, если проанализировать бюджет, у нас деньги есть. Но если мы приезжаем в регионы, мы видим там, собственно говоря, удручающее положение. И вот эти 112 миллиардов, они системной проблемы просто-напросто не решат. Простое перераспределение здесь ничем не поможет.

Мы видим, что полтора триллиона рублей у нас сегодня доходы - это нефтегазовая отрасль. Поэтому мы загнали, получается, себя в рамки или в ловушку бюджетного правила, и уже многие говорят, что это бюджетное правило нужно менять.

Скажите, пожалуйста, расходные статья мы урезаем, например, здравоохранение - минус 3,4 миллиарда здесь прописано, а не добавляем, по сути, столько, сколько требуют регионы. Почему вы так сопротивляетесь решению этой проблемы?

А.Г. Силуанов:

- Уважаемая Вера Анатольевна, уважаемые депутаты, действительно у нас растут нефтегазовые доходы, и мы эти средства направляем в Фонд национального благосостояния.

С другой стороны, мы в этом году даже по-прежнему продолжаем расходовать средства Фонда национального благосостояния, потому что нам нужны деньги на финансирование наших расходных обязательств, в том числе и обязательств по поддержке субъектов Российской Федерации.

Вот вы говорите, что ловушка бюджетного правила. Но, мне кажется, наоборот, это не ловушка бюджетного правила, это наша ответственная бюджетная политика, потому что как будет складываться в следующем году ситуация с ценами на нефть, с внешними ограничениями, как будет складываться ситуация с исполнением плана по доходам и по источникам финансирования дефицита бюджета. А у нас в этом году с вами уже заложена основа для устойчивого выполнения обязательств в следующем году. 4 триллиона рублей направляем в Фонд национального благосостояния, нефтегазовых доходов. Это как раз и есть ответственная политика. Потому что, если мы бы их сейчас проели, а что в следующем году делать, когда возрастают риски? Мне кажется, вот такая, как сказать, достаточно...

Такой, казалось бы, простой вопрос: давайте их лучше сейчас потратим, но, с другой стороны, это создаёт риски нам исполнения наших обязательств в последующие годы, потому что подушки безопасности ещё не накоплено достаточной, а риски сохраняются.

Поэтому нельзя согласиться с таким подходом такого текущего момента, нужно смотреть всё-таки на перспективу, мы же ответственные государственные люди.

Что касается здравоохранения, то если есть там сокращение, то это сокращение связано с контингентом или с уменьшением количества получателей или сокращение связано с теми перераспределениями, которые само ведомство предложило - Министерство здравоохранения. Здесь никаких сокращений у нас не предусматривается. Спасибо.

Н.В. Арефьев, фракция КПРФ:

- Спасибо, Вячеслав Викторович.

Антон Германович, вопрос такой. Может быть, он вам уже и надоел. Но я заметил некоторую цикличность в работе и Минфина, и правительства. И заключается она вот в чём. Вы очень усердно выкачиваете деньги из бюджета, доводите страну до кризиса, затем часть этих денег выдаёте на погашение кризиса, доводите этот кризис, ну останавливаете его, и затем опять начинаете выкачивать деньги. Таким образом эта вот цикличность, ну, по моим подсчётам, через четыре года приведёт к полному коллапсу в стране, к уничтожению экономики, социальной сферы, потому что вы постоянно выкачиваете деньги.

Вот вы сейчас говорите, что проедим сейчас, а что будем есть дальше? А вы не пробовали эти деньги вложить в инфраструктурные проекты, и за счёт этих проектов потом жить и есть вот то, что принесёт промышленность... (Микрофон отключён.)

А.Г. Силуанов:

- Да, уважаемый Николай Васильевич! Уважаемые депутаты!

Да мы же так пробовали, у нас раньше, когда жили без резервов, в случае... А кризисы действительно имеют цикличный характер, они связаны и с динамикой роста мировой экономики, и с цикличностью цен на нефть, от которых мы всё-таки по-прежнему ещё зависим.

Поэтому бюджетное правило, бюджетные резервы, которые мы сейчас создаем, они как раз сглаживают эту цикличность, которая нас уже не один раз била, и не один раз мы с вами сокращали расходы, не один раз от того, что мы теряли доходы, происходил экономический кризис: росла инфляция, обесценивались заработные платы, пенсии, пособия, снижались темпы роста экономики. Это из-за того, что мы просто недополучали доходы, снижали наши расходные обязательства и тем самым резко сокращали государственный спрос, который был у нас в планах и который приходится сокращать исходя из внешних факторов. Так вот как раз бюджетная политика, она направлена на то, чтобы сглаживать эти кризисы.

Давайте возьмем пример Турции. Вот недавно, но вы уже тоже приводили этот пример, 2 года назад турецкая экономика накачала свой внутренний спрос, осуществляла краткосрочные заимствования для финансирования расходов, передавала большие гарантии, получила рост экономики 7,4 процента. Ещё было это 2 года назад. Посмотрите, что сейчас? Сейчас снизилась конъюнктура, оттоки пошли с развивающихся рынков, сейчас проблемы в этой экономике. 

Зачем нам повторять эти аналоги? Мы прошли это уже и на своем опыте, и видим, это как происходит на рынках других стран, в других странах. Поэтому, коллеги, мы всё-таки ещё пока зависим от внешних факторов, мы интегрируем во внешнюю экономику, поэтому и нам нужно иметь определенные резервы, демпферы на случай изменения внешних факторов с тем, чтобы быть независимыми от них. Вот, собственно, такую политику мы и проводим.

О.Н. Смолин, фракция КПРФ:

- У меня вопрос к двум докладчикам на ту же тему.

Уважаемый Антон Германович, уважаемый Алексей Леонидович!

Как известно, президент главной угрозой для страны назвал нарастающее отставание от мировой экономики, а главная задача - экономический рост.

В текущем году рост ниже планового 1,8 - вместо 2,1 процента, в следующем году 1,3, Алексей Леонидович прогнозирует менее одного процента рост, притом, всё больше денег из экономики мы "откачиваем" в Фонд национального благосостояния. 

Мой вопрос предельно простой. Как правительство предполагает решать главную задачу, поставленную президентом, обеспечивать экономический рост, и что по этому поводу думает Счётная палата? Спасибо.

А.Г. Силуанов:

- Уважаемый Олег Николаевич, уважаемые депутаты, основные задачи, которые поставил президент в указе, они будут реализованы с соответствующим ресурсным обеспечением, начиная уже со следующего года. И когда мы рассматривали бюджет в первом чтении на 2019 - 2021 годы, то мы очень подробно докладывали о том, какие источники, на что предусмотрено для того, чтобы обеспечить рост. Здесь это и инфраструктура. Здесь это и цифровизация, и поддержка малого и среднего предпринимательства, и производительность труда, и наука, и вложение в образование и здравоохранение. Всё это должно привести к новому качеству роста, новому качеству экономики.

Поэтому то, что мы сейчас вкладываем, не вкладываем, а направляем конъюнктурные доходы в Фонд национального благосостояния, это конъюнктурные доходы. Они носят разовый характер и не могут являться теми источниками, которые обеспечат стабильный уровень роста. Ещё раз повторюсь, мы можем быстро их проесть, а остаться потом с большими рисками для обеспечения наших первоочередных социальных обязательств. И тогда уже будет просто не до роста. Поэтому вот такой политики мы придерживаемся. Начиная со следующего года, будем реализовывать те нацпроекты и национальные цели развития в первую очередь, которые поставил президент в 204-м указе.

Спасибо.

А.Л. Кудрин:

- Уважаемые депутаты, я согласен и с тем высказываем, которое было о том, что главным вызовом развития России сегодня является технологическое отставание. Для того, чтобы нарастить и технологическое развитие, и экономический рост, сегодня дело не только в правильном использовании нефтегазовых ресурсов, которые мы получаем от лучшей конъюнктуры мировой цены на нефть.

Первое, в первую очередь зависимость от структурных изменений. Нам нужны более активные структурные изменения. Нам нужны изменения в структуре бюджетной политики, нам больше нужно вкладывать в человеческий капитал, в инфраструктуру. К сожалению, тот трёхлетний бюджет, который представлен, не меняет существенно структуру. И это мы будем видеть в том числе в недостаточном развитии вот этих более передовых отраслей, которые влияют на технологические и инновационные процессы в стране. 

Нам нужно снизить существенно регуляторную и контрольно¬надзорную нагрузку на предприятия, чтобы они были более свободные, чтобы менее ограничивали, чтобы их меньше хватали за руки. По европейским меркам мы должны раза в два снизить такую нагрузку по сравнению с той, которая сейчас. И вот этими вещами нужно заниматься каждый день. Нужно усилить наше целевое и программное планирование, которое ещё иногда формальным остается.

И в этой связи, возвращаясь к нефтегазовым ресурсам, хочу сказать, что то правило и в целом те ориентиры, которые взяло правительство, они в целом правильные и фундаментально верны. Я, вы знаете мою позицию, там несколько бы скорректировал цену отсечения, несущественно, но, в общем, скорректировал.

У нас, конечно, повышение налогов влияет на темп роста в следующем году. К сожалению, у нас темпы роста снизятся. Возможно, можно было бы избежать такого повышения НДС при таком профиците. Повторяю, не значительно изменить, а несколько изменить.

С другой стороны, по наличию денег в экономике. Денежная масса в экономике в этом году растет вполне разумно, примерно, около 10 процентов, что является нормальным. Сейчас, за последние несколько месяцев, портфель кредитов в экономике растет. На счетах предприятий свободными ресурсами являются средства* больше где-то от 16 до 18 триллионов, что равняется примерно годовой сумме инвестиций. То есть вопрос не в наличии денег или в их замораживании, а в том, что имеющиеся в экономике деньги не идут на инвестиции в силу названных мною ограничений или рисков, которые сегодня возникают, как с изменением налоговой и другой политики, так и с санкционными, в том числе, неопределенностями. Вот правительство должно принять те меры, которые существенно повысят доверие инвесторов к российской экономике.

Ну, правительство готовит программы инвестиций, там трансформации делового климата, но пока вот такого изменения настроения инвесторов не произошло. Вот почему пока несущественно растут инвестиции.

И это не повлияет на, скорее, сохранение даже роста, вот даже по официальным прогнозам, прогноз будет роста в следующем году 1,3, как я сказал, по нашим оценкам он будет 1 или чуть ниже, но, повторяю, это не из- за достаточности денег, а из структурных изменений, рисков накопившихся, вот здесь, вот в этом нужно принимать более решительные меры. Спасибо.

В.С. Шурчанов, фракция КПРФ:

- Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги, уважаемый Антон Германович!

Фракция сегодня внимательно подходит к этому вопросу, и хотел бы заметить, и начать, может быть, даже с позитива.

Хорошо, что опережающие компенсации выпадающих доходов от отмены налога на движимое имущество бюджетам субъектов Российской Федерации, там 93 миллиарда написано, это, в общем-то, хорошо. Я переговорил с Министерством финансов Чувашской Республики, они действительно отмечают, что это хорошая вещь. Одновременно они просили бы оставить, но в этом году есть, а на следующий год вот централизация процента прибыли с тем, чтобы потом перераспределять, потому что многим регионам это действительно существенная ещё дополнительная поддержка.

Безусловно, важно поддержать, хоть и цифры небольшие, и дольщиков, поддержка промышленности есть, есть поддержки сельскому хозяйству. Правда, когда мы говорим о сельском хозяйстве, почему-то сразу банкам надо помогать и лизинговым компаниям. Всё это верно, безусловно, но непосредственно самим сельским товаропроизводителям тоже нужно помогать. Вот в этой связи хотел бы сегодня поставить вопрос, так как у нас действительно техническая сегодня задача - внести поправки, времени до окончания, завершения календарного года, немного времени осталось.

Вот компенсация горюче-смазочных материалов: 5 миллиардов выделили, а потери где-то порядка 13 миллиардов. Надо бы, вот сейчас возможность есть, 8-9 миллиардов прибавить. Тем более правительству надо взять на контроль работу и по опту, и в рознице в области ГСМ, потому что печать сейчас начала писать о том, что, оказывается, у нас чуть ли не 60 процентов, в общем-то, горюче-смазочных материалов в стране контрафактные, то есть они, по сути дела, не контролируются никоим образом, и в большей мере рост цен на топливо как раз обеспечивается вот таким подходом и таким состоянием дела.

Вернемся и к урожаю, условия чрезвычайных ситуаций и потери урожая: 9 миллиардов нужно, 1,9 миллиарда вернули, надо ещё 7. Погектарная поддержка, которая очень важна, на всех встречах депутатов всё время товаропроизводители поднимают этот вопрос, добавить надо ещё 11 миллиардов для завершения нынешнего года. Ну и на литр молока, много в комитете по бюджету, в правительстве обсуждается этот вопрос, но тем не менее если по молоку мы сегодня серьезно отстаем, нужно добавить эти деньги. 8 миллиардов - это минимум, который по бюджету 2018 года надо будет закрывать.

Ну, а в целом все эти вопросы надо бы здесь и в Государственной Думе рассматривать.

Уважаемый Вячеслав Викторович, вот вы много действительно в последнее время сделали и делаете для того, чтобы нормальная такая работа деловая была между Правительством и Государственной Думой, между комитетами и министерствами правительства, но вместе с тем на первый план действительно поставить нужно задачи, и мы вас просили бы от имени фракции КПРФ сейчас вернуться к тем самым вопросам поддержки сельского хозяйства по бюджету 2018 года и, может быть, рассмотреть там дополнительные возможности по выделению средств по социальному переустройству села.

Ну, одновременно хочу перейти к другим вопросам. Вот сейчас рассматривали трёхлетний бюджет на 2019 год, обсуждение действительно очень такое внимательное проходило, но промышленники поднимают вопрос о том, что правительство недорабатывает с точки зрения реструктуризации долгов по налогам, сборам, страховым взносам, штрафам и пени тех самых больших стратегических оборонно значимых предприятий, в частности, есть такая справка департамента министерства промышленности, что 70 предприятий оборонно-промышленного комплекса сегодня испытывают такую нужду. Мы ставили этот вопрос, чтобы поправку депутата Игошина рассмотреть с тем, чтобы вписать, что в 2019 году, если в 2018-м и сегодня не успеваем, чтобы вопросы реструктуризации долгов действительно правительство по мере необходимости рассмотрело бы, ну, комитет отклонил. Возможно, мы его введём на пленарное заседание, но тем не менее проблема такая сама она остаётся.

Исполнить государственный оборонный заказ в условиях, когда судебные приставы и налоговая служба изымают все деньги, которые поступают на исполнение государственного оборонного заказа, безусловно, предприятиям очень трудно. В частности, был у меня генеральный директор Муромского тепловозного завода, который играет весьма важную роль как раз во всех этих нынешних условиях, и, к сожалению, эти вопросы пока там не решаются.

Ну и, наконец, к общим как раз подходам, о которых сегодня много говорили, много вопросов задавали. Вот независимость от нефтегазовых доходов. Безусловно, можно сокращать поступления от нефтегазовых доходов в бюджет и тем самым уменьшить относительную долю в доходной части федерального бюджета. Но есть и другой вариант не в сторону уменьшения, а в сторону повышения, то есть увеличивать не нефтегазовые доходы и в конечном итоге довести их до примерно 25 процентов. Если бы у нас бюджет сегодня был 30 триллионов рублей, нефть и газ со своей ценой тем более в условиях санкций, практически такую регулирующую и влиятельную роль бы обязательно потеряли.

Поэтому вот правильно здесь коллеги говорят, может быть нам действительно отказаться от бюджетного правила с точки зрения отмены сберегательной такой стратегии и перейти к инвестиционной стратегии с тем, чтобы на основе повышения темпов роста производства, повышения производительности труда выйти на те самые объемы, когда можно себя свободно чувствовать от зависимости нефти и газа.

Тем более вот в Советском Союзе отправляли за границу, продавали, я специально занимался этим вопросом порядка 23 процентов добываемой нефти и нефтепродуктов, а у нас сегодня, если посчитать нефть сырую, сколько мы отправляем и сколько нефтепродуктов, мы отправляем, получается, вот я, сколько не считал - 73-75 процентов. В таких условиях действительно Россия становится вот такой колониальной страной, когда все наши доходы изымаются и страна от этого очень, очень много теряет.

Ну и решить напоследок и вопросы такие с точки зрения вот этой стратегии и теории, хранить в рублях или в валюте? Куда вкладывать? За границу это вкладывать, как сейчас вот какие-то предложения поступают или они совершаются, мы не знаем, ... или здесь в Российской Федерации направлять на инвестиции, на человеческий капитал, как сегодня здесь подчеркивали выступающие.

Поэтому фракция, безусловно, все поправки поддерживает, но вместе с тем мы хотим воздержаться от голосования в целом.

Спасибо.