Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

К Манежу шаг за шагом

  В благословенные советские  времена работал  я в Зеленограде, в оборонном НИИ. Заместителем директора по науке был Давлет Ислам-Гиреевич (кажется, из крымских татар). Главным специалистом по цифровой технике – Мансуров (кажется, таджик). Экзотика – но отделением, разрабатывающим бортовые компьютеры, руководил цыган. Среди лучших программистов отдела были женщина-киргизка, грузин, и еврей с задумчивым пастушеским взглядом голубых глаз.  Были и украинцы, и молдаване, и якут – да кого это интересовало в те времена? Лишний повод для положительных эмоций – гостеприимная киргизка готовила манты в специальной кастрюле, а ее муж делал великолепный плов, на пикниках посмеивались над грузином, что шашлыки у хохла получаются лучше.

А.К. Трубицын,
kprf.ru
2010-12-16 12:27

     Огромными тиражами издавались сказки народов СССР и я покупал детям сказки про хитрого Алдар-Косе и веселого Ходжу Насреддина,  про грузинского мальчика-охотника и отважного осетина Дзега. В самом раннем возрасте дети учили стихи Агнии Барто про девочку-узбечку, у которой двадцать пять косичек и про мальчика-якута, слушающего радио из далекой Москвы. В школе, где учились сын и дочка, во всю стену панно – мальчишки и девчонки в костюмах всех республик идут по Красной площади.

     Но  потом пришла «перестройка»  и «демократия»…  

     Забавно наблюдать, как демики делают вид, что  события на Манежной – неожиданны и неосознанны. Цитирую: «Страна  неожиданно оказалась загнанной  в этнический тупик… Неосознанные обществом межнациональные проблемы приводят к стихийным протестам… Власть проспала ситуацию, и не только на Манеже...».

     Врете, г.г. демики. «Случай предвиденный, чуть не желательный», как писал поэт Некрасов. Последовательно, настойчиво, неукоснительно вели вы к этой ситуации – и сейчас, конечно, потираете ручки втихую и «недоумеваете» и «возмущаетесь» публично.

     В свое время Ленин выдвинул единственно  верный лозунг, который мог сохранить  единство многонациональной страны: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Выступая против этого лозунга вы, г.г. демики, выступали против единства страны. Впрочем, зачем вам «эта страна» и ее единство? Вам всем, от Горби до Чубайса и от Ельцина до  Березовского нужно было только одно – деньги.

     Вспомните, как Горби поощрял возникновение всякого рода «национальных фронтов» для того, чтобы развалить страну. Вспомните, как внезапно обдемократившиеся журналеры заливали газетные полосы и телевизионные экраны крокодиловыми слезами о «притеснениях», которые творила Россия, как бы она не называлась – Русь, Империя Российская, РСФСР – над соседними народами. Как требовала самостийности для национальных республик демиковская поросль – а в республиках тамошние собратья демиков устраивали антирусские марши, погромы и скандирования «Чемодан-вокзал-Россия!».

     И не поймешь, чего больше было в демиковских истериках, гнусности или глупости? Ведь одним и тем же поганым языком они поносили Сталина – и требовали раздела страны по административным границам, нарисованным Сталиным. Почему? Почему, например, они требовали отсоединения Эстонии, но не требовали отсоединения Якутии – население двух республик отличается по численности ненамного. Почему они добивались отсоединения Грузии от России, но выступали против отсоединения Абхазии от Грузии? Потому что Сталин даровал кому-то статус союзной республики, а кому-то – автономной? А если бы Сталин не сделал Казахстан союзной республикой, а оставил автономией в составе РСФСР – выступали бы против самостийности Казахстана? Никакой системы или идеи в действиях демиков не было. Кроме одной – разбудить национализм для развала СССР, для установления своей власти, дающей возможность тотального воровства и разграбления. А национализм, нацизм и фашизм – три стадии одной позорной болезни, как три стадии сифилиса.

     Мины  под Россию закладывались демиками профессионально и надолго, то, что дало вспышку на Манежной – результат их деятельности. И это только начало, будут еще и вспышки и взрывы. На самом деле, как объяснить якуту или калмыку, что эстонцу или латышу можно создать свое государство, а ему – нельзя? Только потому, что Сталин так распорядился? Но ведь Сталин – бяка, что недавно еще раз подтвердил президент Медведев. Несправедливо получается. А несправедливость – это то, что люди никогда не забывают и не могут терпеть.

     Демики  уничтожили пионерию и комсомол, как массовые организации – именно потому, что там учили детей и молодежь интернационализму. Но свято место пусто не стоит – молодежь, лишенная цивилизованной формы объединения, стала сбиваться в банды, этнические группировки, фан-клубы, тусовки.

     Демики  вывесили над страной триколор –  именно потому, что этот флаг был  утвержден для русских фашистов Гитлером как «флаг новой России». И не надо вешать лапшу на уши  о «древней истории» этого флага  – бело-сине-красный «бесик» вошел в обращение только при Николае II и под ним шли погромы и карательные экспедиции, под ним были позорно проиграны две войны. История свастики насчитывает несколько тысяч лет, и не Гитлером она придумана – но после использования немецкими фашистами она была проклята. Почему же в таком почете у демиков символика русских фашистов? Да потому, что демики продолжают дело Гитлера – расчленение страны, приватизация, борьба с советской символикой и названиями, снос и взрыв советских памятников – все то, что делали фашисты, делают демики.

     Умело воздействуют на молодежь их пропагандисты. С самого начала «перестройки» они формировали (и формируют сейчас) образ Красной Армии, победившей фашизм, в таком ключе: командует тупой и злобный людоед Сталин со своими не менее мерзкими «приспешниками» (формулировка г-на Медведева), впереди – герои-штрафники из лагерей, за ними – серая, тупая, неумелая масса красноармейцев с одной винтовкой на троих, которую гонят на фашистов заградотряды с пулеметами. А у фашистов – отважные и умелые воины, вдохновленные идеей, элегантные интеллектуалы в офицерской форме, искусные военачальники. На чьей стороне будут симпатии молодежи? Кто захочет ассоциировать себя не с бравым эсэсовцем, а с тупым и небритым красноармейцем? Ответ ясен…

     Демики  ликвидировали институт прописки, который  выполнял важнейшую функцию регулятора миграции, отбирал лучших и необходимых  Москве специалистов, отсекал путь потенциально опасным элементам.

     Демики  затеяли войну в Чечне, войну  без причин, войну никому не нужную, войну, спровоцированную обещаниями Ельцина «дать суверенитета, сколько можете проглотить». Демики бросили на произвол судьбы миллионы русских в бывших союзных республиках, ставших вдруг «иностранными государствами», и это тоже обострило этнические противоречия.

     Демики  насадили свою идеологию, при которой  хозяином положения чувствовал себя не специалист, ученый, квалифицированный  рабочий, а делец, спекулянт, аферист, мошенник, наживший (наворовавший) много  денег и никого не интересует, каким путем эти деньги добыты.  Поэтому вполне понятно, что лавочник, нажившийся на торговле подозрительной шаурмой или шашлыком из неизвестно чего, будет куражиться и самоутверждаться, как купчик из рассказов Чехова или Горького – и вызывать неприязнь у людей. А такой же лавочник, нажившийся на блинах из бракованной муки с зараженной красной икрой, будет подзуживать: «понаехали здесь черные», чтобы избавиться от конкурента. Старый, испытанный прием капиталистов: направить недовольство несправедливым жизненным устройством на «чужаков». Ведь очевидно, что на площади дрались не миллионеры – у миллионеров с русскими и кавказскими фамилиями никаких национальных противоречий нет.

     Немцов, этот, по определению «демократической»  прессы, объект фрейдистской любви Ельцина, высказался по поводу событий на Манежной, что Россия беременна фашизмом. Да, этот так. Но откуда взялась эта беременность, кто изнасиловал Россию? Демики. И тот же Немцов в их числе.

     Вот так, шаг за шагом, вели демики молодежь к Манежу.

     И не надо рассчитывать, что полицейские меры, любимое демиковское «тащить и не пущать», могут как-то изменить ситуацию. Нужны меры политические, нужна смена курса, смена жизнеустройства, нужно возвращение к справедливости.

     В заключение хотелось бы отметить высказывание Нургалиева о том, что беспорядки на Манежной площади организовали «левые». Здесь дело, конечно, не в «тупой полицейской слоновости», как говорил Маяковский. Дело в социальном заказе от российских капиталистов, которым надо лить грязь на левых – потому и путает Нургалиев, «левая,  правая где сторона».

     Поясню. Левые – и я тоже – очень  неприязненно относятся к функциям, которые выполняет министр внутренних дел в капиталистическо-полицейском государстве независимо от фамилии, имени и отчества занимающего этот пост. Правым – националистам – Нургалиев ненавистен потому, что он – Нургалиев, что он – Рашид, что он – Гумарович. Отказаться от поста главного полицейского – легко и просто, и неприязнь левых исчезнет. Отказаться от фамилии, имени и отчества, от своего лица – невозможно, поэтому ненависть правых не исчезнет. В этом принципиальная разница.

     А после высказывания Нургалиева о  левых мне почему-то вспомнились  слова, которые в советской книжке «Кондуит и Швамбрания» (тоже учившей  национальной толерантности) сказал Иосиф Пукис полицейскому Козодаву: «…И потом мне кажется, не в обиду вам будь сказано, что вы, господин лейб-городовой, вы колоссающий обер-подлец!».

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.