Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Станица Кущевская как вся Россия

Трагедия, случившаяся в станице Кущёвская 4 ноября сего года (убийство 12 человек), — это трагедия всей России. Вот уже двадцать лет, как ее насилуют, приговорив к смерти. Криминальная история кубанской станицы отражает криминальную историю российского капитализма и его власти. Их принцип «Всё дозволено!» стал основополагающим в насильственном рыночном переустройстве жизни народа. Под «демократические» трели о свободе личности были стёрты границы между добром и злом, когда шло разграбление государственной собственности. Прав был тот, кто больше успел схватить, кто освободился от химеры, именуемой совестью. Так было наверху, так стало внизу. Трагедия в станице Кущёвская — дно российского капитализма, его логическое завершение.

По страницам газеты «Правда». Юрий БЕЛОВ.
2010-12-03 11:17

КАК ВОЗНИК В РОССИИ олигархический капитал, всем известно. Всё было дозволено: чубайсовские залоговые аукционы с предрешенным результатом, скупка богатыми собственниками акций, ваучеров у обнищавших их владельцев, легализация «теневого» криминального капитала. Пик приватизации — расхищение общенародной собственности — пришелся на период, когда Верховного Совета РСФСР уже не было, а Государственная дума еще только проектировалась. Крупнейшие объекты промышленности и сельского хозяйства, все ресурсодобывающие отрасли экономики приватизировались по президентским указам Ельцина. Контроля государства никакого. Да и было ли оно — государство? Если бы Ельцин заявил тогда: «Государство — это я!»,— он был бы прав правотой единовластителя.
Наступила эпоха вырождения, беззакония, кровавых схваток «новых русских» за право обладания неподелённой собственностью. Начало этой эпохи — расстрел из танковых орудий Дома Советов. Расстрел Советской власти по приказу главы государства — всё дозволено! Первая и вторая чеченские войны — кто их начинал и по чьему велению они велись? По президентскому почину и велению. Новая власть утверждалась на крови, на массовом убийстве людей в Москве и Чечне. Собственность на крови и власть на крови. Массовое убийство стало зеркалом российской власти. Кто по закону ответил за жертвы либерального тоталитаризма? Никто. Если власть пристально всмотрится в кущёвскую трагедию, то она увидит себя, обагренную кровью.
Кому был подотчетен Ельцин в годы своего президентского правления? Никому. Всё, как в криминальном мире, где глава клана-семьи решает всё. Не случайно при Ельцине вошло в обиход понятие «семья». В народе оно отождест-
влялось с мафией, правящей бал в экономике и политике. В массовом сознании оно, это понятие, укоренилось как синоним всевластия олигархов. После кончины Ельцина, стоя у его гроба, Путин произнес сакральные для него слова: «Он дал нам свободу». Нам — это кому? И какую свободу?
В трагедии в станице Кущёвская мы находим ответ на поставленные вопросы. Братья Цапки — главари организованной преступной группы (банды) — одни из богатейших в станице. Их единокровник по рэкету и разбою С. Цеповяз — один из крупнейших собственников. Названные выродки жили по понятиям: «свой» — «чужой». А не по тем же понятиям сформирован режим правящей власти в России? Венчающую его президентскую власть ее апологеты нередко сравнивают с царским самодержавием, дабы внушить, привить народу идею историче-ской преемственности нынешней власти. Но такое сравнение оскорбительно для российского самодержавия, которое образовалось в определённую конкретно-историческую эпоху и сыграло важную роль в объединении многонациональной страны в единую державу.
Правящий режим, сложившийся при Ельцине и не претерпевший каких-либо существенных изменений до наших дней, утвердился благодаря политике разрушения, раздробления страны и народа. Вспомним печально известное ельцинское изречение: «Берите суверенитета столько, сколько вы в состоянии проглотить». Для властителей национальных автономий это означало: берите собственности столько, сколько вы… И они не заставили себя ждать, продавая с барышом для себя общенародное достояние будущим олигархам. Произвол криминального капитала не знает границ. Нынешний правящий режим никогда, пока он существует, не обуздает его: он замешен на дрожжах криминала и коррупции. Он имеет своим оплотом крупных криминальных собственников — олигархов. Групповой эгоизм последних, их страх перед возмездием за свои злодеяния заставляют их поддерживать режим, давший им ничем и никем не ограниченную свободу. Президентская власть в России — видимость централизованной власти. Не президент правит, а те, кто делает на него ставку, кто живет по понятиям выгоды для себя здесь и сейчас: после нас — хоть потоп.
История российского самодержавия завершилась его вырождением — распутинщиной. Правящий режим в современной России изначально является вырожденческой системой государственной власти. Уголовщина — его неотъемлемый атрибут с момента рождения. Укрепление криминализированной вертикали власти «легализует» уголовный образ жизни новоявленных собственников. Для олигархической России он естественен. На неприкосновенности олигархической собственности зиждется всё: суд, прокуратура, правоохранительные органы, местная и центральная власть. Ходорковского, заметим, посадили не за присвоение государственной собственности, а за нежелание делиться прибылью от ее эксплуатации. Так стоит ли удивляться тому, что в станице Кущёвская произошло то, что произошло при данном положении вещей, когда избранным дозволено всё, а остальным — «охлосу», как называют народ клевреты режима, лишь то, что предписано свыше?
Увы, всё закономерно и естественно: здесь не могло не появиться своих избранных — олигархов местного разлива. И они появились с бандитским оскалом и бандитским размахом в отличие от «аристократической» безудержности того же Прохорова. Ну что ж поделаешь: Кущёвская — не Куршавель. Здесь не покупают красивых женщин. Здесь нет их, дорогостоящих. А тех, что есть, красивых, но не продажных, здесь просто насилуют средь бела дня. Кто противится избранным, того предупреждают ударами свинцовой биты. Не покорился — убивают. Убивают и себе подобных в междоусобной войне за обладание землей — главным богатством Кубани.
А что же жители станицы? Они добровольно покорились бандитскому всевластию? Страх быть убитым велик у каждого человека. И всё же 170 кущёвских студентов нашли в себе мужество преодолеть этот страх. В 2005 году «Российская газета» опубликовала их обращение, в котором обнажалась ужасная правда: люди боятся выходить на улицу, бандитский разбой покрывается милицией, местная власть никаких мер не принимает. Молодые авторы письма-обращения и все жители станицы были уверены: раз официальная правительственная газета (!) известила власть — краевую и центральную — о смертельной угрозе жизни людей, то их безопасность будет гарантирована. Люди верили государственной власти. Поначалу казалось, что она решилась на радикальные меры. Состоялась выездная коллегия Главного управления внутренних дел Краснодарского края, после чего было возбуждено 12 уголовных дел и трём сотрудникам Кущёвского РОВД предъявлено обвинение. Но вскоре этим всё и ограничилось. И банда поднялась во весь рост — «вышла из тени», стала действовать с наглой открытостью. Не знать об этом нельзя было ни районной власти, ни краевой, прежде всего губернатору Ткачёву. Жители станицы с горечью осознали: они брошены властью на произвол судьбы. Видно было, что власть бандитам не указ, что они сильнее власти. Сильнее потому, что срослись с нею. Так думали и думают многие.
И лишь когда «бригада» нелюдей вырезала три семьи в одночасье, краевая власть объявилась. Губернатор Краснодарского края Ткачёв прежде всего решил «успокоить общественность». За два дня до своего визита в Кущёвскую он заявил: «К сожалению, в семье не без урода, и подобные случаи бывают. Но чтобы власти (районные. — Ю.Б.) сознательно эту группировку поддерживали и вообще знали о ней, я убежден на 100%, что это исключено. У нас в крае такие вещи не проходят».
Теперь всей России известно, что не знать о бандитской группировке районные власти просто не могли. По приезде в станицу Ткачёв, выступая перед кущёвцами, говорил уже иначе: «Я хочу сказать следующее: если такое массовое убийство в станице Кущёвская стало возможным, значит, грош цена всей борьбе с криминалом». Правда слетела с уст губернатора. После такого признания надо подавать прошение президенту РФ об отставке, что было бы честно. Но, похоже, Ткачёв об этом даже не думает. И, похоже, президент не намерен освободить его от занимаемой должности за утрату доверия, как это он сделал в отношении Лужкова. Почему? Да потому, что грош цена всей борьбе с криминалом, которую лично Медведев возглавил. Верховная власть (так Никита Михалков назвал власть президента) никогда ни себе, ни народу в этом не признается. И будет грош цена разрекламированному в СМИ президентскому «наступлению» на коррупцию (а за нею тянется кровавый шлейф бандитизма), пока сохраняется ее социальная основа — криминальная по природе своей олигархическая собственность.
И Путин, и Медведев только и делают, что говорят о диктатуре Закона, о равенстве всех перед Законом. Но закон, не сопряженный с общественными нормами нравственности, никогда не имеет силы. В обществе с вопиющей социальной несправедливостью, где всего лишь несколько человек обладают богатством, равное распределение которого между всеми обеспечило бы достойную жизнь каждому, не может быть диктатуры морали. А без нее диктатура Закона, сколько бы о ней ни говорили, есть фарс и лицемерие.
Национализация олигархической собственности, главное требование Антикризисной программы КПРФ,— это требование не только социального и экономического, но и нравственного характера. Иначе быть не может, ибо нравственна социальная справедливость и безнравственно ее попрание. Криминал и как следствие его — бандитизм рожда-ются не в нравственном вакууме (такового не существует), а в аморальном пространстве, где открыт простор всему низменному, бесчеловечному, преступному, где неписаным и жестоко властным законом становится право грубой силы.
Всмотритесь в жизнь российского общества, и вы увидите безжалостное действие этого закона. Человек с оружием, не испытывающий угрызений совести в утверждении своего права лишать жизни другого человека, этот нелюдь уже стал главным героем культуры «новых русских». В бесконечных телесериалах он овеян черной романтикой. Блатной язык в ходу в шоу-бизнесе, в так называемой новой, продвинутой литературе, стал сленговым среди молодежи. Героизацию уголовного мира вы встретите в кино, театральном постмодернизме, в надорванном пении рок- и поп-звезд. Вот уже двадцать лет, как телевидение России стало некрофильским (патологически извращенным): смакует картины убийства, изнасилований, откровенного глумления над чувствами стыда, целомудрия, благородства. Господство криминальной частной собственности породило господство криминальной «морали», криминальной «культуры». Как и во всей России, в станице Кущёвская закон кулака, ножа, пистолета — превыше всего. Всё дозволено! Аморализм здесь не исключение из правил, а само правило. Криминал многообразен, как многообразны сферы его влияния: от розничной торговли до высшего образования. Короли криминального мира могут иметь вполне респектабельный вид. Но рядового «братка» и «крестного отца» мафии роднят чудовищный индивидуализм, духовное вырождение.
Аморализм поразил все ветви власти, все ее структуры. Наивысшего расцвета он достиг в органах правопорядка — в милиции, суде, прокуратуре. Это уже стало притчей во языцех. Закон не действует сам по себе, подобно гегелевскому мировому духу. Его исполняют люди, и
в первую очередь — стоящие на страже закона, отвечающие за правопорядок. В Краснодарском крае насилие над законом, то есть беззаконие, давно стало делом обыденным, привычным. Здесь правоохранительные органы весьма снисходительны к отпетым уголовникам. В Кущёвской граждане, посмевшие публично напомнить С. Цапку о преступной деятельности его брата, присуждались районным судом к выплате огромных компенсаций за «моральный вред». И те же органы правопорядка с завидной целеустремленностью преследовали коммунистов в Краснодаре — мэра Николая Приза и председателя гордумы Александра Кирюшина в 2004 году. Их «дела» рассыпались. Принесены извинения. Но сколько длилось следствие!.. А Кирюшина почти год держали в тюрьме.
Беззаконие в отношении коммуни-стов превратилось в правило, стало бесстыдной практикой на выборах всех уровней. Фальсификация их результатов общеизвестна. И кто-то еще питает иллюзию, что вот эти «стражи Закона» наведут порядок в Краснодарском крае, в Кущёвской? Да никогда они не пойдут против самих себя. В строгом соответ-ствии с классовым интересом власть имущих, стало быть, и со своим, они
решают, кого брать и не пущать, а кому лишь пальцем погрозить.
Вседозволенность беззакония в политике, в социальной и экономической жизни, овладение властью как собственностью, как источником извлечения максимальной прибыли — всё это не могло не привести к вхождению криминала во власть. Как и повсеместно в России, это произошло в Кущёвской: С. Цапок с 2004 года по март 2010-го был де-путатом районного собрания, а С. Цеповяз — действующий депутат Кущёвского района. И неужели в районной и краевой прокуратуре даже не догадывались, кто они на самом деле? Знали и покрывали, потому как свои — богатые собственники, братья по классу.
Классовая солидарность олигархов, прислуживающей им бюрократии и криминала — вот что держит Россию в тисках страха, бесправия и унижения. Одолеть эту черную силу можно только силой более мощной и светлой — классовой солидарностью пролетариев умственного и физического труда и всех, образующих непролетарскую массу трудящихся.
Диктатура Закона и нравственности, исходящая из коллективных, общих интересов, установится в станице Кущёвская, когда пробьет себе дорогу во всей России.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.