Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Российский суд самый гуманный в мире, если ваша мама большой начальник

Иркутская история о том, как высокочиновная дочь, погубившая и покалечившая прохожих, отделалась легким испугом. Публикация в газете «Советская Россия».

Kprf.ru.
2010-08-23 12:05

 

Эта «иркутская история» началась 2 декабря 2009 года, когда некая Анна Шавенкова, находившаяся за рулем автомобиля, сбила двух сестер: Елену и Юлию Пятковых. Через два дня 34-летняя Елена Пяткова скончалась в больнице, а получившая тяжелейшие травмы 27-летняя Юлия осталась инвалидом.

Увы, история эта для нынешних времен абсолютно обычна, даже если рассматривать ее в подробностях, которые зафиксировала камера наблюдения. На съемке видно, как женщины идут по тротуару, как неожиданно вылетевшая на тротуар машина буквально сносит их и впечатывает в стену. Мимо проходят люди, даже не обращая внимания на неподвижные тела. Не обращает внимания на сбитых ею сестер, даже не смотрит в их сторону и водитель – та самая Анна Шавенкова. Выйдя из машины, она тщательно осматривает, какие повреждения получил ее автомобиль, а потом отходит в сторону и звонит. Как выяснилось, вовсе не в «Скорую помощь», а мужу, чтобы забрал ее с места ДТП.
А вот дальше история приобрела уже не совсем обычный оборот.

Сначала Шавенкову хотели привлечь по делу о ДТП со столь тяжким исходом в качестве свидетеля! Мол, не виновата она: просто перепутала газ и тормоз. И только общественное возмущение, когда история обрела гласность, позволило все же возбудить против нее уголовное дело. На днях Шавенковой был вынесен приговор: 3 года колонии-поселения с отсрочкой приговора до достижения ее малолетней дочерью 14-летнего возраста. Так как в ДТП Шавенкова попала будучи беременной, а ребенок родился минувшей весной, то формально отбывать наказание она отправится через 14 лет. А по существу, как говорят юристы, – никогда. По прошествии трех лет уголовная исполнительная инспекция вправе обратиться в суд с ходатайством об отмене наказания, и суд, если не будет нарушений режима отсрочки исполнения наказания, вправе освободить нарушителя от отбывания наказания.

Так что если за эти три года Шавенкова никого не собьет, то может считать, что отделалась легким испугом. Почему же судебное решение оказалось столь беспрецедентно мягким по отношению к человеку, преступление которого, по существу, нельзя назвать случайным? В 2009 году Шавенкова неоднократно нарушала правила дорожного движения – главным образом превышая скорость. Один из выписанных ей штрафов она даже не оплатила. Поведение ее после ДТП (отнюдь, кстати, не шоковое, а вполне рациональное: видно, что человек крайне озабочен сохранностью своей соб­ственности – автомобиля) также вызывает лишь возмущение. К тому же, по утверждению потерпевших и их адвоката, Шавенкова отказывается от компенсации за вред здоровью, который нанесла сбитой Юлии Пятковой. «До последнего момента родственники надеялись, что подсудимая предложит добровольно возместить вред, но никакой реакции с ее стороны не последовало, – говорит адвокат Григоров. – У Юлии Пятковой очень тяжелые травмы. С момента аварии ей пришлось пережить несколько операций».
Тем не менее с точки зрения буквы закона – придраться вроде не к чему. «Осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, кроме осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, суд может отсрочить реальное отбывание наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста», утверждает 82 статья УК РФ.

Конечно, правоприменительная практика у нас такова, что суд весьма нечасто использует такую гуманную норму. Пресса эти дни пестрит противоположными примерами. Так, имеющая четверых детей и беременная пятым Юлия Круглова получила три реальных года колонии за экономическое преступление – без всякой отсрочки приговора, несмотря на то, что вполне подпадала подо все параметры 82-й статьи. И это не исключение, а скорее правило. Напротив, исключением можно назвать случай Шавенковой. Почему же к детям одной никакой гуманности не проявлено, а ребенок второй этой гуманности заслуживает?
Все встает на свои места и перестает казаться чем-то исключительным, как только узнаешь, чьей дочерью является фактически освобожденная от наказания Анна Шавенкова. Сама она, судя по всему, профессионально ничего из себя не представляет, занимая мелкую (впрочем, весьма характерную в данном случае) должность консультанта аппарата «Единой России» в Иркутском областном законодательном собрании. Зато ее мать – не кто-нибудь, а председатель Иркутской областной избирательной комиссии Людмила Шавенкова.

Конечно, иметь в родителях министра обороны, например, еще удобнее в плане полной безнаказанности (вспомним, как сын бывшего министра обороны Сергея Иванова сбил насмерть пенсионерку, а виноватым в итоге оказался вовсе не он, а сама пенсионерка и ее родственник), но и причастность к избиркомовскому начальству много чего дает. Ведь те, кто «правильно подсчитывает» голоса, обеспечивая тем самым власть «Единой России» и ее ставленников, во многом определяют политику. Ну а значит, и за услуги оказанные потребовать могут благодарности. А могут даже и не требовать: круговая порука чиновников в ситуации правового нигилизма, бесчисленных злоупотреблений, зависимости судов – дело просто неизбежное.

Сегодня поможешь ты – завтра помогут тебе. «Если наша старшая дочь росла в советское время, то младшая родилась, когда страна жила уже совсем по другим правилам… Младшая, Аня, такая стремительная, хочет все узнать, все успеть, у нее миллион увлечений: и горные лыжи, и конный спорт, и машина, и фитнес», так два года назад в интервью «Областной газете» характеризовала свою дочь Людмила Шавенкова. Ныне эти оценки звучат весьма двусмысленно. Особенно про «другие», не советские, правила, в условиях которых она формировалась. Действительно, как-то совсем не по-советски волноваться о собственной машине, а не о жизни покалеченных тобой людей. Да и на счет «стремительности», видимо, правда. По крайней мере по улицам, в том числе по дворам, Анна Шавенкова гоняла на своем автомобиле стремительно. Ну а другая фраза из этого же интервью выглядит теперь вполне однозначно: «Я уверена, что я для них (дочерей) и спина, и стена».

Хорошо иметь такую вот «высокопоставленную» стену. У покалеченной Юлии Пятковой такой стены не оказалось, а потому и получилось, что закон (именно закон, ведь, повторимся, приговор вынесен в соответствии с законом) защищает не жертву, а преступника. И опять-таки, ничего удивительного: законодательство всегда имеет своего рода классовую сущность, направленную на защиту правящего слоя. Каковым в России в настоящее время является чиновничество. Возможно (но далеко не факт), что для самой Анны Шавенковой случившееся и стало серьезнейшим уроком, который она запомнит на всю жизнь. Хотя, если бы она понесла наказание, соразмерное содеянному, шансов на это было бы куда больше. Сейчас никак нельзя исключить, что через три года она вновь сядет за руль и продолжит свои стремительные и опасные гонки.

Зато совершенно очевидно, какой урок из приговора с отсрочкой почти в полтора десятилетия вынесли многочисленные чиновные детки: ничего не бойся, ни на кого не обращай внимания, делай что хочется, плюй на закон, а если что и случится – отмажут. И ведь отмажут же! Может быть, даже по закону, прикрывшись гуманностью по отношению к ребенку или чем-либо в этом роде, и абсолютно забыв о гуманности к тем, кто в ней по-настоящему нуждается.

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.