Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Американский акцент Владимира Путина

Что ни говори, а любопытно наблюдать, как кремлёвская рать сосредоточилась на спасении режима. Как изощрённо ведёт она предвыборную кампанию, стараясь сделать президентом в третий раз всё того же Владимира Путина: он, мол, поднял Россию, а сейчас с помощью интеграции на постсоветском пространстве ещё активнее возвращает её могущество и влияние. И ни слова о том, что Путин фактически заблокировал создание Союзного государства Белоруссии и России, к которому намеревались присоединиться другие страны СНГ. И тем самым загубил реальный шанс возрождения державы.

 

Истине вопреки

Больше всех, пожалуй, пытается это скрыть сам Путин. Во время встречи на Селигере участник молодёжного форума, приехавший из Брестской области, задал ему вопрос: могут ли Россия и Белоруссия стать одним целым — так, как было в Советском Союзе?

— Это возможно, очень желательно и полностью, на сто процентов, зависит от волеизъявления белорусского народа. Боритесь за это.

Для тех, кто знал реальную ситуацию, ответ Путина, растиражированный информагентствами, показался, мягко говоря, странным. В Советском Союзе равноправные республики имели наднациональные органы государственного правления. Этот принцип, позволявший жить мирно и дружно в единой державе, был, как известно, положен и в основу Договора о создании Союзного государства Белоруссии и России. «Союзное государство, — чётко определено третьей статьёй договора, — базируется на принципах суверенного равенства государств-участников». И должно, как требуют последующие статьи, иметь общий парламент, Совет Министров и другие наднациональные управленческие органы.

Сторонником такого государства и представил себя Владимир Путин. Хотя всё обстояло с точностью до наоборот. Уже десять лет назад, выступая в Бакулевском кардиохирургическом центре, он высказался против создания Союзного государства, предусмотренного Договором от 8 декабря 1999 года: «Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы у нас появился какой-то наднациональный орган». И даже привёл «веский довод»: «У нас уже было в истории страны, когда был парламент СССР — Верховный Совет и Верховный Совет РСФСР. И вот началось перетягивание каната, никто не хотел ни в чём уступать … Мы что, хотим вернуть страну в такое положение?»

И хотя этот «довод» противоречил исторической правде: Верховный Совет единой страны — СССР и Верховный Совет РСФСР никогда не «перетягивали канат» до тех пор, пока власть в России не взяли основатели нынешнего режима, объявившие войну центру, разгромившие союзные структуры и разрушившие державу, — Путин повторил его снова на своей пресс-конференции, проведённой в феврале 2007 года, и назвал основную причину разногласий с Минском: «Мы неоднократно слышали от белорусского руководства, что белорусской стороне импонировало бы объединение по советскому образцу». Словом, равноправное, с общими наднациональными органами власти, как того требует Договор о создании Союзного государства. Но это полностью расходилось с позицией Путина. На той, подводящей итог его восьмилетнего президентства, пресс-конференции он чётко дал понять: сама идея, чтобы Россия и Белоруссия «стали одним целым, как в Советском Союзе», была для него не просто очень нежелательна, а категорически неприемлема.

Почему же, встречаясь с участниками молодёжного форума, он пошёл на явный обман? Почему утаил свою позицию и, вопреки истине, заявил, что всё «полностью, на сто процентов, зависит от волеизъявления белорусского народа»? Да ещё и призвал: «Боритесь за это». За что, спрашивается? За то, против чего он выступал?

Чем же вызван такой захватывающий кульбит Путина? Не тем ли, что впереди замаячили президентские выборы и совсем не ко времени было напоминать о его роли в событиях, помешавших созданию Союзного государства?

Сигнал Вашингтону

Об этих событиях «Правда» писала не раз. Как и о причинах, по которым Путин устраивал завалы в российско-белорусской интеграции. Союзный договор вызвал истерику у «демократов», располосовавших державу. Но больше всех всполошился Запад. Там понимали «эффект прецедента» и прогноз аналитиков ЦРУ «С Союзного государства начинается восстановление империи» восприняли как сигнал тревоги. Под угрозой оказались все планы и замыслы не допустить единства республик, ещё недавно составлявших одну страну.

Но Путин успокоил западных партнёров. «Восстанавливать империю мы не будем», — повторял он на встречах с ними, в интервью и на пресс-конференциях. Однако события, как и предвидели аналитики, стали принимать угрожающий для Запада оборот.

Уже в начале 2000 года опрос, проведённый в Таджикистане, показал, что более 90 процентов жителей республики («включая, похоже, и часть непримиримой оппозиции», — с удивлением писала «Независимая газета») высказались за то, чтобы присоединиться к Союзу Белоруссии и России. С таким же требованием выступили участники митинга в Астане. «Десять дней, сотрясавших казахстанскую почву» — так охарактеризовала эхо этих событий пресса. Оценивая ситуацию, эксперты пришли тогда к выводу: Казахстан войдёт в Союзное государство уже через два-три года.

Знаковый шаг, означавший, что желание народа восстановить единство державы, разрушенной основателями нынешнего российского режима, переходит на государственный уровень, сделало новое, коммунистическое руководство Молдавии. По его просьбе Парламентское собрание Союза Белоруссии и России предоставило молдавскому парламенту статус постоянного наблюдателя. А вскоре документ о присоединении к Союзу был внесён в повестку дня киргизского парламента и принят большинством депутатов.

В Армении ещё в 1997 году, когда было образовано белорусско-российское Сообщество, на общенациональном референдуме более миллиона человек поставили свои подписи за присоединение к нему. И сейчас участники массовых манифестаций потребовали войти уже в новое, более тесное объединение Белоруссии и России. В парламенте был создан координационный совет в поддержку присоединения республики к Союзному государству.

За единство трёх славянских народов поднялась Украина. Митинги и собрания в самых крупных её городах приняли угрожающий для власти характер.

В такой обстановке даже Леонид Кучма, признанный самостийник явно западного уклона, стал задумываться над вопросом о присоединении к Союзному государству. «Покажите нам его преимущества — куда мы после этого денемся?» — сказал он во время одного из саммитов СНГ. И хотя на официальном заседании от прямого ответа уклонился: пока, мол, к такому шагу не готовы, украинские националисты из УНА—УНСО уловили надвигавшуюся опасность. В Киеве, у президентского дворца, они устроили шабаш под лозунгом «Москали, руки прочь от самостийной Украины!» и пообещали в случае присоединения республики к российско-белорусскому Союзу организовать призывной пункт, с которого отправят своих сторонников «в Ичкерию для поддержки чеченских повстанцев в борьбе с русскими агрессорами».

Забыв дипломатические приличия, откровенными угрозами в адрес Киева разразился Вашингтон. «Украина сможет войти в Союз, однако без своих западных областей, незаконно отторгнутых ею у Польши в 1939 году», — заявил специальный представитель американского президента по новым независимым государствам Стивен Сестанович, что в переводе на нормальный человеческий язык означало: только попробуйте — и мы вас порвём на части.

Но политическая элита стран СНГ вынуждена была всё больше прислушиваться к массовому движению, поднявшемуся после горестей «независимой» жизни из глубин народа.

Оценивая ситуацию, Александр Лукашенко во время визита в Таджикистан выразил уверенность, что страны СНГ в недалёком будущем присоединятся к Договору о Союзном государстве Белоруссии и России: «Сейчас они внимательнейшим образом присматриваются к тому, как движутся взаимоотношения двух наших стран в рамках договора, и очень хотят, чтобы наш Союз состоялся».

Не только он — все понимали, что создалась уникальная ситуация, позволяющая возродить разваленную «демократами» державу. И в этот решающий момент Запад получил от Путина недвусмысленный и, главное, убедительный сигнал. Кремль нанёс удар по своему союзнику — резко сократил Белоруссии поставки газа. Под предлогом задолженности. Хотя доля неоплаченного газа Грузией, к примеру, и Украиной, которые проводили проамериканскую, пронатовскую и антироссийскую политику, была втрое большей, но вентиль перекрыли только Белоруссии, вдобавок ещё и пригрозили, что будут поставлять газ в Западную Европу через Украину, а часть его объёмов, запланированную белорусам, — подавать в Литву и Латвию.

От такой ориентации добра не жди

Для тех, кто следил за политическими пристрастиями Путина, это не было неожиданностью. «Друг Владимир» не просто называл американского президента «другом Джорджем» и заверял, что у них одни ценности и цели. Когда США, при его полном согласии и содействии, стали перебрасывать войска в Среднюю Азию и Грузию, Путин перед телекамерой на весь мир заявил: «Это делается в интересах нашей общей безопасности». В таких же «интересах общей безопасности» с Вашингтоном он дал распоряжение закрыть российские военные базы на Кубе и во Вьетнаме, имевшие стратегическое значение. База с мощнейшим радиоэлектронным центром на Кубе позволяла проводить радиолокационную разведку половины территории США, давала огромный массив информации, которую можно было использовать как в военных, так и в коммерческих целях. Решение Путина вызвало восторг Буша и бурю в кубинском обществе. Вот лишь небольшая выдержка из официального коммюнике правительства Республики Куба:

«Договор относительно радиолокационной станции в Лурдесе не отменяется, поскольку Куба пока не дала на это своего одобрения. Россия должна продолжать переговоры с кубинским правительством и предоставить серьёзные аргументы данного решения. Закрытие этой станции является уступкой властям США, страны, которая представляет серьёзную угрозу безопасности Кубы. К тому же всё это произошло в момент, когда агрессивная и воинственная политика правительства США сильна как никогда. Президент Владимир Путин подготовил специальный подарок президенту США Джорджу Бушу накануне их встречи в рамках форума стран Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества в Шанхае. Мы совершенно не согласны и предложили изучить альтернативы».

Основная угроза, естественно, увеличивалась для России. Раскрыв намерение Путина сломать стратегиче-скую концепцию её безопасности, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по безопасности коммунист Виктор Илюхин обратил внимание депутатов на геополитический смысл его действий:

— По нашим оценкам, Путин сегодня вообще проводит политику сужения интересов Российского государства до Подмосковья.

Именно эту цель преследовал стратегический замысел США, лукаво сформулированный Бжезинским: «Россия должна быть или империей, или демократией».

В угоду США «другом Владимиром» было принято и другое решение — потопить орбитальную станцию «Мир». Никогда не забуду, как работник Звёздного городка, водивший меня вместе с небольшой группой белорусских аграриев внутри её макета, рассказывал, что основные компоненты и узлы уникального чуда науки и техники могли работать ещё долгие годы и лишь немногие следовало заменить, что никакой сложности не представляло. Но американцам, на десятилетия отставшим на этом решающем, как и предвидел Циолковский, направлении космических исследований, станция была поперёк горла. И пришлось, чуть ли не со слезами на глазах рассказывал наш гид, отправлять к ней «Герасима» — так, по аналогии с тургеневским героем из рассказа «Муму», назвали космический корабль «Союз», потопивший станцию.

Но этим услуги Вашингтону не ограничивались. В Нью-Йорке, где проходила сессия ООН, «друг Джордж» при встрече с «другом Владимиром» с ковбойской прямотой сказал, что мировому сообществу важны энергетические ресурсы России. Что сделал после этого Путин, известно. Он объявил, что энергетическая составляющая — мощный рычаг России для решения её проблем, в том числе политических. И потребовал всемерно укреплять эту «составляющую». Дополнительные инвестиции, привлечение иностранного капитала, призыв на подмогу герра Шрёдера, переговоры с фрау Меркель, посетившей Сибирь вместе с полком германских бизнесменов, — такую бурную деятельность российское руководство не развивало ни на каком другом направлении. И рычаг заработал ещё активнее. За кордон стали перекачивать всё больше газа и нефти, укрепляя экономику Запада и продавая невосполнимые энергетические запасы. Началось открытое ограбление потомков, уничтожение будущего России, уже превратившейся в колониальный придаток Запада.

Ориентация Путина была видна невооружённым глазом. И проявлялась она порой в неприемлемых для международных сношений формах. Одну из них приоткрыла белорусская «демократическая» пресса, со смаком сообщившая любопытный эпизод. На прощальном вечере, который устроил в минском клубе «Sporting» посол России в Белоруссии Александр Блохин, его разыграл американский посол Джордж Крол. Он с таинственным видом сообщил: из Вашингтона пришло письмо, в котором сказано, что почётный гражданин штата Арканзас Блохин разыскивается Соединёнными Штатами за неуплату налогов. Действительно, напомнила «Народная воля» — главная оппозиционная прозападная газета, «американцы на волне восхищения российской политикой присвоили депутату-демократу Александру Блохину почётное звание».

Оказывается, послом в Белоруссию Путин назначил почётного американца, который, в соответствии с поставленной задачей, сразу же стал поддерживать «тутэйшую» оппозицию, выступавшую не только против Союзного государства, но и любого союза с Россией. Вспомним хотя бы заявление одного из главарей этой оппозиции — Винцука Вечёрки на митинге, организованном в знак протеста против подписания Союзного договора: «Мы 200 лет сражались с оккупантами не для того, чтобы в один прекрасный день проснуться под их гнётом. Когда запахнет реальной оккупацией (будет создано Союзное государство. — О.С.), мы вспомним про партизанские традиции нашей республики. Мы вспомним, что трубы газопроводов, которые здесь проходят, имеют тонкие стенки...»

В ту пору не только я — многие минчане задавались вопросом: разделяет ли российское и американское посольства, расположенные бок о бок на сравнительно небольшой площадке, хоть намёк на какую-то стенку? Или это было, как не без сарказма подметила пресса, одно американо-российское посольство?

Так что сигнал, полученный Вашингтоном от Путина, даже при остром желании случайным не назовёшь. Та же «Народная воля», с головы до пят проамериканская и работавшая в тесном контакте с посольством США, писала: «Путин скорее создаст Союзное государство с Бушем, чем с Лукашенко». Ориентация его не была тайной и для высшего руководства Белоруссии. Вадим Александрович Попов, в те годы возглавлявший палату представителей Национального собрания республики и бывший заместителем председателя Парламентского собрания Союза Белоруссии и России, с горечью говорил: «Путина больше интересуют США и «восьмёрка», чем Союзное государство. Не знаю, чем это кончится».

По сценарию США

Всё, что произошло дальше, подтвердило самые худшие опасения. В начале 2004 года, когда конгресс США готовил «Акт о демократии в Белоруссии», который предусматривал жёсткие санкции против неё и требовал того же от американских партнёров, «тройка» (Совет Европы, Европарламент, ОБСЕ) демонстративно отменила визит своей делегации в «авторитарную республику». Мало того, Минску пригрозили блокадой. И в это время Путин, готовившийся через три месяца принять участие в саммите «восьмёрки» на американском острове Си-Айленд, нанёс по Белоруссии очередной удар.

В лютые февральские морозы ей прекратили подачу газа, обвинив в задолженности. Хотя задолженность её была в десяток раз меньше, чем у пронатовского и антироссийского на ту пору украинского руководства. Да и график оплаты за потребляемый газ, в отличие от Украины, Белоруссия соблюдала исправно и по согласованному с российской стороной плану аккуратно рассчитывалась за прежний долг. Но опять-таки вентиль перекрыли только Белоруссии.

Доверие к Союзному государству было подорвано. Желающих присоединиться к нему становилось всё меньше. «Развитие белорусско-российских отношений, — писала упоминавшаяся уже «Независимая газета», — в последнее время показывает, что, возможно, в относительно недалёком будущем подобные инициативы не смогут возникать в принципе — из-за исчезновения объекта притяжения». А внимательно наблюдавший за всем, что происходит на российско-белорусском интеграционном поле, Кучма в разговоре с Александром Лукашенко сказал куда проще и понятнее: «Зачем присоединяться к такому cоюзу?»

Однако даже такая перемена ситуации не устраивала «друга Джорджа» и его окружение. Союзное государство, как предусматривалось договором, должно было обеспечить равные экономические условия для хозяйствующих субъектов двух стран. Прежде всего равные цены на энергоносители — газ и нефть, которыми обделена Белоруссия. Сближение цен, заметим, — главный инструмент интеграции, позволяющий создать единое экономическое пространство — фундамент любого союзно-государственного объединения. При формировании Евросоюза странам, по каким-то параметрам (запасам сырья, природным условиям, например) оказавшимся в менее выгодном положении, давали (а некоторым продолжают давать) дотации за счёт других стран. Даже высокоразвитой Германии, к примеру, — для сельского хозяйства. Не будь этого, у одних хирели бы одни отрасли, у других — другие. А в итоге — полнейший проигрыш всего союза и каждой из стран, чей «индивидуальный» барыш в «благоприятных» отраслях обернулся бы потерей несоизмеримо более весомой выгоды от работы общего экономического организма.

Именно фундамент Союзного государства — единое экономическое пространство — и решили взорвать заокеанские «друзья» Путина. «США выступают против дотаций лукашенковскому режиму», — не скрывая радо-сти, сообщала белорусская «демократическая» пресса. «Предложить президенту США добиться от российского правительства отмены субсидий и дотаций белорусской экономике» — это требование было записано конгрессом в «Акте о демократии в Белоруссии».

И перед очередным саммитом «восьмёрки», когда конгресс активизировал работу над продлением «Акта» на 2006—2007 годы, Путин подписывает распоряжение: «Отменить все субсидии и дотации Белоруссии». И делает это — вот уж поистине знак судьбы — 9 мая 2006 года, в день нашей общей победы. Цену на газ для Белоруссии российская сторона, в нарушение, повторяем, Союзного договора, подняла в одностороннем порядке, причём в два с лишним раза, и ввела пошлину на нефть. Финансовый удар в пять миллиардов долларов, нанесённый по республике, превысил сумму, выделенную «другом Джорджем» на подрыв Белоруссии, в 125 раз. Цена на газ, с вычетом транзитных оплат, оказалась большей, чем для Германии.

— Кто бы мог подумать полвека назад, что немцам вы будете продавать газ дешевле, чем белорусам? — обращаясь на пресс-конференции к россиянам, с горечью сказал Лукашенко. — Это означает разрыв всех отношений в экономике.

И полный, добавим, развал экономического фундамента Союзного государства. В том, что именно это надо Путину, убеждало и заявление российского руководства о выходе из соглашения о равных условиях по ценообразованию.

Комментируя нескончаемые удары Кремля по Белоруссии, Александр Лукашенко заметил:

— Случилось то, чего я опасался. Нам повысили пять раз подряд цены на природный газ. И вышли из договора. Кто бы мог подумать, что в Союзном государстве Россия выйдет из договора о равных условиях для функционирования субъектов хозяйствования? То есть поставили в неравные условия наши предприятия. Какой же это Союз? Затем нам ввели пошлину на нефть. Затем — на светлые нефтепродукты: солярку, бензин, керосин и так далее. Короче, поступили, как с самым злейшим врагом России.

Общим у всех газовых, нефтяных, а затем молочных, мясных и сахарных войн, о которых писала «Правда», было одно: Кремль, как правило, приурочивал их либо к очередному натиску Запада на Белоруссию, либо к визитам на высших уровнях в страны или из стран Североатлантического альянса, либо к саммитам «восьмёрки». Чтобы подготовить подарки своим.

Дошло до абсурда. В июне 2010 года, как раз накануне саммита «восьмёрки», Дмитрий Медведев, работающий в тандеме с Путиным, а в действительности — под его руководством, устроил непомерно продолжительные шоу на российском телеканале. Вместе с Алексеем Миллером учинил разнос Белоруссии, «задолжавшей» за газ порядка 180 миллионов долларов. Сумма для России, где судьба даже миллиардов долларов далеко не всегда вызывает внимание обычных министерских чиновников, смехотворная. Но президент уделил разговору о «долге» союзника, если не ошибаюсь, чуть ли не час, предъявив жёсткий ультиматум: расплатиться в кратчайшие сроки. А затем, после того, как две недели официозные российские СМИ «трамбовали» Белоруссию, снова устроил такое же «долгоиграющее» телешоу по поводу «белорусского долга» И, не довольствуясь этим, уже из Америки провёл телемост, во время которого опять обвинил белорусов в том, что они не оплатили газ. Выяснилось же, что всё обстояло наоборот: российская сторона была должна Белоруссии почти вдвое больше.

Преподнести подарок «к Христову дню», то бишь саммиту «восьмёрки», не удалось.

То, что российское руководство выполняло план США по разрушению Союзного договора, западные политики особо и не скрывают. В июне 2007 года советник посольства США в Белоруссии Джонатан Мур встретился в Минске с активом незарегистрированной проамериканской организации «Малады фронт». «Мы, — сообщил он, — примем важное решение. Это касается применения американского законодательства в отношении торговых преференций для Белоруссии. Мы введём экономические санкции… Когда Белоруссия ослабнет под экономическим давлением, особенно со стороны России, это будет иметь значительный результат».

Какой — дипломат пояснил на примере своей «профессиональной практики»: когда он работал в Югославии, против неё были введены экономические санкции, курс национальных денег покатился вниз и результатом стал «коллапс правительства Милошевича». Главной опорой США в борьбе против Белоруссии, а значит, и Союзного государства, как видим, оказалась Россия, которой Запад отводит решающую роль в её удушении. Полную ясность в позицию Путина внёс известный политолог, директор программ России и СНГ Германского совета по внешней политике (ФРГ) Александр Рар. Комментируя восторженный рассказ кремлёвских СМИ о предложении Путина — использовать РЛС в Габале совместно с американцами, он заявил: «Путин давно пытается создать единое оборонное пространство с Западом». Ещё с 2001 года, когда он «разрешил создать американские базы в Средней Азии», заявив, что это «в интересах нашей общей безопасности».

В то же время Союзное государство он и его команда подрывали не только экономически. Путин настоял на том, чтобы основные вопросы — о Конституционном акте, определяющем форму, структуру этого государства, и о создании наднациональных органов власти были вынесены «за скобки» совместных заседаний и встреч. Словом, устроил ещё один похоронный марш над Союзным договором.

Главное — вовремя обмануть

Почему же всё это удавалось и сходило Путину с рук? Увы! В современном мире есть технологии, с помощью которых можно без труда убедить, что белое — это чёрное, а чёрное — это белое. К ним и прибег Путин. По принципу: если хочешь, чтобы вопрос не был решён никогда, подними его на недосягаемую высоту. И он поднял. Предложил ввести Белоруссию в состав России. Это полностью перечёркивало как договор, так и саму идею Союзного государства. И ставило крест на самой интеграции постсоветского пространства. Не только Украина — ни одна из стран СНГ, бывших советских республик, не стала бы входить в состав России: то был бы уже не союз.

Но путинскую идею подхватили все «демократы». Владимира Владимировича объявили великим интегратором, соединившим в себе Ивана Калиту, Дмитрия Пожарского и Козьму Минина, а вся кремлёвская рать обрушилась на Лукашенко как противника нашего общего государства. Особым усердием отличился Сергей Миронов, бывший председатель Совета Федерации, а нынче — кандидат в президенты. Своей обычной скороговорочкой он выпалил перед телекамерами: «В целом, говоря о реакции президента Белоруссии на предложения нашего президента, хочется сказать такую фразу: не надо искать поводов для нереализации уже существующей договорённости в рамках договора. Такое ощущение, что просто ищется повод, чтобы действительно не идти вперёд, а иметь возможность для каких-то целей — мне не очень понятно — топтаться на месте». Что, как можно, хотя и с трудом, понять, означало: Лукашенко выступает против Союзного договора и Союзного государства. Бред полнейший!

Но эту хитроумно закрученную кампанию приправили эффектными пиар-акциями. Путин стал тогда постоянно встречаться с Кучмой — за год добрый десяток раз телевидение широко показало их встречи. О создании Союзного государства с Украиной в ближайшей перспективе не могло быть и речи, зато Союзное государство с Белоруссией было задвинуто на задворки. А Путин пожинал раздуваемую прорежимными СМИ славу собирателя славянских земель.

К уловкам, действующим на сознание обывателя, добавляли ссылки на большой российско-белорусский товарооборот. Хотя с Германией он был ещё больше, но это отнюдь не свидетельствовало о строительстве российско-германского государства.

Активнее всех в этом изощрённом обмане участвовал сам Путин.

И вдруг во время приближения нынешней избирательной кампании всё изменилось. «Мы видим, знаем, что вы являетесь последовательным сторонником интеграции на постсоветском пространстве», — заявил Путин во время мартовской, этого года, встречи с Лукашенко. «Надо отдать должное сегодняшнему руководству республики и Лукашенко Александру Григорьевичу, который последовательно идёт по пути интеграции с Россией», — объявил он на Селигере участникам молодёжного форума. «Белорусское руководство и Лукашенко Александр Григорьевич являются последовательными сторонниками интеграции», — почти слово в слово повторил на встрече с ветеранами в Санкт-Петербурге». Не заметив, что полностью разоблачил себя. Если Лукашенко последовательно идёт по пути интеграции с Россией, то кто же более чем на десять лет заблокировал эту интеграцию? Ведь создание Союзного государства зависит, и это, кстати, не раз подчёркивал Лукашенко, от президентов двух стран.

Ещё больше разоблачил себя в одной из последних статей, коими сыплет, как горохом из бочки:

«Впервые после развала СССР мы перешли от деклараций, от заявления намерений к реальной интеграции. За последние годы сформированы Таможенный союз, Единое экономическое пространство, зона свободной торговли СНГ». Значит, признаёт он, реальной интеграции не было — по каким причинам, можно судить по высказыванию Медведева на заседании Межгосударственного совета ЕврАзЭС, создавшего Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана: «Впервые за последние годы мы договорились передать часть нашего государственного суверенитета наднациональным органам». Напомнив, что произошло 18 лет назад в Беловежской пуще, он добавил: «Эти события направлены в разные стороны». Значит, в Союзном государстве, где более чем за десять лет так и не создали полноправные наднациональные органы, события всё это время были направлены в одну сторону — беловежскую. И Путин, а затем и Медведев по сути оказались четвёртым и пятым беловежцами. Блокировав создание Союзного государства, этот беловежский тандем совершил величайшее, после разрушения СССР, геополитическое предательство.

Единожды предавший предаст не раз. Россиянам, которые будут избирать президента России, следовало бы помнить эту библейскую заповедь.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.